От топора до лесного комбайна (Часть 3)

Геннадий Миронов, фото: Геннадий Миронов

408
Челюстной погрузчик фронтального типа КМЗ П-1

В 1957 году начался новый этап в системе управления экономикой страны. Постановлением Правительства были учреждены Советы народного хозяйства, в том числе Краснояр­ский Совнархоз. Надо отметить, что семилетний «совнархозовский» период территориальной самостоятельности (1957–1965 гг.) экономики Красноярского края оказался чрезвычайно плодотворным для промышленного роста, в том числе и в лесном комплексе края.

Особенно впечатляют успехи красноярских изобретателей и рационализаторов. Как раз в те годы появились образцы новой техники, до нынешних времен составляющие основу машинного парка лесной отрасли. Наверняка самым известным детищем сибирских умельцев стал челюстной погрузчик перекидного типа.

Как известно, в то время у бригад на заготовке древесины самым «узким» местом оставалась погрузка хлыстов на автолесовозы. В конце 50-х годов применялась или погрузка хлыстов с тракторного щита, или чаще всего крупнопакетная погрузка на основе двух наклонных матч и канато-блочной системы. Чтобы нагрузить лесовоз, приходилось отв­лекать трелевочный трактор от основной работы по трелевке хлыстов, и комплексная лезозаготовительная бригада простаивала.

В 1961 году группа молодых инженеров Красноярского завода лесного машиностроения «Краслесмаш» взялась за разработку своего варианта лесопогрузчика. Новая модель получила марку КМЗ П-1. Однако этой машине для погрузки набранного в челюстной захват пакета хлыстов или деревьев требовался разворот с грузом от 90 до 180 градусов, что приводило к высоким инерционным нагрузкам, которые не выдерживала конструкция машины.

Между тем идея создать прин­ципиально новый погрузчик для хлыстов и деревьев зародилась у механиков Таштыпского леспромхоза Михаила и Александра Ермаковых. Братьев догадались переносить хлысты «через себя», то есть над кабиной трактора, что было, мягко говоря, недоверчиво встречено специалистами лесной отрасли и машиностроителями. И лишь опытный образец погрузчика «Муравей», практически собственноручно изготовленный М.Г. Ермаковым на Абаканском механическом заводе, смог переубедить скептиков. Они вскоре по достоинству оценили идею изобретателей и перспективность их конструкции, предложив вместо стальных тросов на приводах рабочих органов поставить гидроцилиндры.

Уже в 1963 году была изготовлена опытная партия новых челюстных лесопогрузчиков, а в 1964 году они прошли испытания в Новокозульском леспромхозе. После ряда доводок узлов и устранения выявленных недостатков началось серийное производство лесопогрузчиков под индексом КМЗ-ЦНИИМЭ-П-2. С 1965 года завод «Краслесмаш» полностью перешел на производство машин этой марки.

Вскоре было решено сменить используемый для выпуска погрузчика трактор Т-100 на более массовый трелевочный трактор ТДТ-75. Так, в 1966 году с конвейера «Краслесмаша» стал сходить новый тип лесопогрузчика под маркой КМЗ-ЦНИИМЭ – П-19. В иные годы завод выпускал по 2 600 подобных машин.

Серийный выпуск лесопогрузчиков П-19 и П-2 позволил резко поднять производительность труда в отрасли и упростить технологию лесосечных работ.

Лесоштабелер ЛТ-72 на погрузке лесовоза

Между тем работа по совершенст­вованию продолжалась, основным партнерами завода «Краслесмаша» стали ученые и конструкторы голов­ного института лесной промышленности ЦНИИМЭ и Красноярского института СибНИИЛПа. Определилась главная цель совершенствования челюстных погрузчиков – повышение грузоподъемности, высоты погрузки и надежности, самых злободневных требований, предъявляемых потребителем. И новые модели челюстных погрузчиков ЛТ-65Б и ЛT-65B вполне устраивали лесозаготовителей. Но с появлением нового базового трактора ТТ-4М Алтайского тракторного завода стало весьма реальным попытаться создать еще более совершенную погрузочную машину с грузоподъемностью до четырех тонн, способную грузить самый большегрузный автолесовоз того времени – КрАЗ-255Л.

Этим требованиям в полной степени отвечал ЛТ-188 – лесопогрузчик с более совершенной кинематикой навесного оборудования. При его проектировании был учтен многолетний опыт эксплуатации подобных машин в суровых условиях сибирской тайги. Удалось повысить надежность гидравлики, полностью уйдя, например, от гибких шлангов – самых уязвимых мест в гидросистемах. Навесное оборудование было поднято выше, что уменьшило риск его повреждения при работе в лесу.

Челюстные погрузчики перекидного типа полностью устранили ручной труд на погрузочных работах. По сравнению с автокранами и лебедками они повысили производительность труда на погрузке леса в четыре-пять раз, а если сравнивать с крупнопакетной погрузкой – то в два с лишним раза. Расшив таким узкое место лесного конвейера – погрузку хлыстов и деревьев, удалось в 1,2 – 1,3 раза увеличить комп­лексную выработку по лесосечным работам.

В 1975 году за разработку технологии с применением челюстных погрузчиков перекидного типа группа ученых, инженеров и конструкторов из Москвы и Красноярского края была удостоена государственной премии СССР.

Другой машиной, решившей проб­лему погрузки сортиментов, стал кран-манипулятор ЛТ-72. Толчком к его разработке послужило техническое предложение начальника технического отдела лесопромышленного объединения «Красноярсклеспром» П.А. Кожевникова под названием «Грейферный захват к тракторокрану для штабелевки и погрузки бревен», поданного в мае 1963 года. В начале июня того же года было принято к внедрению техническое предложение в связи с «возможностью исключения строповщиков и создания самой упрощенной технологии складских работ без строительства разделочных эстакад и возможностью высокопроизводительной штабелевки и скатки древесины в воду».

Изготовить чертежи и опытный образец погрузчика поручили Абаканскому механическому заводу (АМЗ). В марте 1966 года прошли рабочие испытания новой машины. Ее проверяли как на штабелевке, так и на погрузке бревен на различные транспортные средства. В акте испытаний было отмечено, что «лесоукладчик может брать бревна из любого положения и укладывать их в любое заданное положение без ряда промежуточных операций, что приводит к крайне малому для подобных машин циклу работы, резко повышая при этом производительность труда. Машина устойчиво работает при больших колебаниях температуры окружающей среды. Машина проста, технологична и незаменима при работах на складах лесозаготовительных предприятий».

Вскоре началось серийное производство лесных манипуляторов. В Москве, в Госплане, куда обычно отправлялись снабженцы за базовыми тракторами, понимания краснояр­ские представители не нашли: «В стране выпускается 71 тип кранов, зачем делать еще один?», – задавали им вполне резонный вопрос. Наши отвечали: «АМЗ впервые будет делать для леса специальный механизм – не кран, а кран-манипулятор». Уже в 1966 году лесоукладчики успешно стали работать на предприя­тиях производственных объединений «Хакаслес», «Кансклес», «Богучанлес» и «Енисейлес» на приречных нижних складах. Новая машина получила признание не только у руководителей сплавных предприятий.

Простые рабочие леспромхозов с большой симпатией отнеслись к такой безопасной технике. У КМ-2Л поя­вились даже прозвища: «Пинцет», «Гусак» и другие шутливые имена.

В последующие годы КМ-2Л был включен в реестр серийно выпускаемой техники и получили индекс ЛТ-72. Он и по сей день трудится на приречных и прирельсовых лесных складах, на погрузочных площадках в лесу как в Красноярском крае, так и далеко за его пределами.

Журнал «ЛПК Сибири» №3 / 2017

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!