На севере дальнем

текст: Геннадий Миронов, фото: Геннадий Миронов

737
Надежда Зарайская, руководитель КГБУ «Эвенкийское лесничество»

Ровно полвека исполнилось Эвенкийскому лесничеству, созданному в 1968 году как одноименный лесхоз.

Эвенкийское лесничество – самое крупное как по территории, так и по запасам древесины не только в Красноярском крае, но и в России. Его площадь – более 49 млн га, протяженность с севера на юг – 800 км, с запада на восток – 840 км. Северная граница хозяйства находится за Полярным кругом, южная – рядом с Иркутской областью. Запасы древесины оцениваются в объеме 3 млрд куб. м. Кроме древесины, здесь сосредоточены огромные водные ресурсы – реки Нижняя Тунгуска, Котуй, Тембенчи, озера Ессей и Виви. Озеро Виви известно тем, что на его берегу установлен монумент, указывающий, что данное место равноудалено от самых крайних точек страны. То есть как раз здесь находится географический центр России.

Изучать наши леса начали в начале 50-х годов прошлого века, – рассказывает руководитель КГБУ «Эвенкийское лесничество» Надежда Зарайская. – Лесоустроители использовали тогда исключительно методы аэровизуального обследования, с помощью фотоснимков с самолета. Лишь в 1986–1995 годах на всей территории лесхоза проводилась инвентаризация лесов в связи с тем, что проектировалось 900 тыс. га земель для передачи под водохранилище проектируемой Туруханской ГЭС. В 1988 году с образованием государст­венного природного заповедника «Путоранский» ему было передано более 500 тыс. га земель лесного фонда. Свыше 20 млн га территории находились тогда в долгосрочном пользовании у оленеводческих совхозов, а сейчас используются как охотничьи угодья. Основными промысловыми видами животных у нас являются соболь, белка, северный олень, лось. Процессы естественного восстановления лесов из-за суровых климатических условий происходят медленно. Лесовосстановительные работы – посев и посадка – не проводятся из-за мерзлотных почв и короткого вегетационного периода.

Несмотря на огромные запасы древесины, ее ежегодно заготавливают всего от 8 до 12 тыс. куб. м и вся она идет на удовлетворение потребностей местного населения. Вывозить за пределы района нет возможности, так как отсутствуют дороги круглогодичного пользования.

Для нас, жителей Крайнего Севера, лес – это жизнь, – продолжает Надежда Михайловна. – Он нас кормит, греет, лечит. В наших лесах много лекарственных трав, они мало отличаются от тех, что в справочниках, меньше размерами и иным цветом, что объясняется холодным климатом. У северных растений очень красивые названия, с древнегреческими корнями: андромеда, калипсо, дриада. Но главное растение в нашем лесу – лиственница даурская (Гмелина). Есть немного и других пород: кедр, сосна, береза, ель, осина. Наши леса большей частью спелые и перестойные, но низкорослые и тонко­ствольные, редко встретишь деревья большого диаметра, хотя средний возраст лиственницы составляет 170 лет. Часто встречаются и под две сотни лет, а толщина ствола всего лишь 16 см. Из-за этого лесозаготовители оставляют такие деревья на лесосеке, считая их молодняком. Свыше 700 тысяч га территории лесничества передано в долгосрочную аренду, в основном под рекреацию, оленеводст­во и ведение охотничьего хозяйства. Стоит подчеркнуть, что наш район становится привлекательным для развития туризма. Особенно притягательна красота северной природы, изумительная рыбалка в сочетании с незабываемым экстримом.

Сама Надежда Михайловна в лесном хозяйстве трудится почти полтора десятка лет. За плечами учеба в Дивногорском лесхозе-техникуме, завершившаяся дипломом с отличием и позже в Сибирском государственном технологическом университете. Трудилась инженером лесного хозяйства, главным лесничим и ряд лет возглавляла Эвенкийский лесхоз. Несколько лет работы в других государственных органах лишь убедили, что лучше лесного хозяйства для нее работы не придумано. Видимо, гены сказываются: ее дед был лесником в Тыве.

– За полвека на месте руководителя нашего хозяйства побывало немало людей, – говорит Надежда Зарай­ская. – Самый заметный след оставил Геннадий Иванович Мамичев, с 1980 по 1994 годы работавший директором Эвенкийского лесхоза. Я принимала бразды правления в прошлом году у Вячеслава Иосифовича Бунто, семь лет руководившего коллективом лесничества. Но больше всего мне хочется рассказать об инженере по охране и защите леса – Сергее Николаевиче Семеновиче.

После окончания Кировского сельхозинститута по специальности биолог-охотовед он приехал в Туру и приступил к работе в Туринском опорном пункте НИИСХ Крайнего Севера, в отделе промысловой биологии. В лесу, на биостационарах института занимался исследованиями, проводил учет и прогнозирование численности промысловых животных. За свои достижения в 1986 году был награжден бронзовой медалью ВДНХ. Постоянно общался с местными охотниками, сам охотился, прекрасно знает тайгу. Участвовал в исследованиях и сборе информации для выдачи биологического заключения по ущербу природе и животному миру в случае строительства Туруханской ГЭС. И так как заключение было отрицательным, скорее всего, ему и его коллегам мы обязаны тем, что проект губительной для Эвенкии ГЭС не реализовался. Пользуется уважением у охотников, постоянно консультирует их как эксперт по выделке шкур, определяет качество пушнины. После катастрофы на Чернобыльской АЭС Сергей Николаевич добровольно принимал участие в ликвидации ее последствий. Последние полтора десятка лет бессменно работает инженером по охране и защите леса. Его зона ответственности – пожары и подготовка к пожароопасному сезону предприятий и организаций, с чем он отлично справляется. С энтузиазмом биолога изучает насекомых-вредителей, которых становится все больше из-за изменений климата.

На таких, как Сергей Николаевич, ответственных, образованных и увлеченных и держится лесное хозяйство, – считает глава лесничества. – И он далеко не один. Например, Николай Фокович Савченко, возглавляющий Тутончанское участковое лесничество с 1980 года, то есть более трети века, верно служит избранной профессии лесовода.

Журнал «ЛПК Сибири» №4 / 2018

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!