В сентябре исполняется 60 лет Александру Осадченко, руководителю КГБУ «Таежинское лесничество»

текст: Геннадий Миронов, фото: Геннадий Миронов

189
Александр Осадченко, руководитель КГБУ «Таежинское лесничество»

Удивительные повороты судьбы Александра Евдокимовича вполне объяснимы тем временем, в котором приходится жить. Начинал свой трудовой путь вчерашний школьник трактористом в совхозе в родном Бирилюсском районе. В 18 лет пришла повестка из военкомата – и он на Дальнем Востоке, служит морским пехотинцем в Совгаване. После демобилизации решил сменить Тихий океан на столь же безбрежное море тайги, поступил на лесохозяйственный факультет Сибирского технологического института. Защитил диплом и получил направление в самую таежную глухомань – Кежемский район, в местный химлесхоз, мастером на заготовке живицы.

Стоит напомнить, что сосновая смола-живица, добываемая методом подсочки из растущих деревьев, служит сырьем для производства канифоли, скипидара и другой продукции. Заготовленная живица поставлялась на Решотинский и Лесосибирский канифольные заводы Красноярского края и на Горьковский завод «Оргсинтез». Подсочку сосны с целью заготовки живицы в Красноярском крае начали в 1956 году, но наибольших объемов ее производство достигло к концу 80-х годов – свыше 15 тысяч тонн в год.

Именно в эти годы и пришлось поработать в лесохимии молодому Александру Осадченко и видимо неплохо управлялся с порученным делом, если спустя три года, в 1987 году, его назначили директором Каулецкого химлесхоза и перевели в поселок Манзя Богучанского района, где располагалась контора предприятия.

В то время я был директором Манзенского лесхоза и пришлось рука об руку поработать с Александром Евдокимовичем, – говорит Леонид Рубайло, председатель КРОО «Общество лесоводов». – Добыча живицы – особый вид деятельности. Еще при проведении лесоустроительных работ для каждого лесхоза и леспромхоза составлялся план передачи лесосек в подсочку по хвой         ному хозяйству, увязанный с планом рубок на первое десятилетие и на последующие годы.

Лесосеки передавались в подсочку на весь срок эксплуатации и назначались в рубку только после окончания установленного срока подсочки, для сосновых насаждений составлявший 10 лет. Химлесхозы с момента подписания акта передачи сосновых насаждений в подсочку приступали к проведению подготовительных работ. К ним относились строительство хранилищ для живицы, мостов, подъездных путей к хранилищам, разграничение переданных в подсочку лесосек на литеры и многое другое. А в теплый период наступал самый горячий период – заготовка живицы. Особенность работы химлесхоза заключалась в сезонности и привлечении на период заготовки временных рабочих, приезжавших к нам из разных концов страны. К тому же химлесхозы, по сути, были комплексными предприятиями, так как в зимний период переключались на заготовку древесины. Так, Каулецкому химлесхозу доводился ежегодный план по заготовке леса до 60 тыс. куб. м, у них были свои деревообрабатывающие цеха, выпускавшие деревянные бочки. И надо сказать, совсем еще молодой руководитель лесохимического предприятия успешно справлялся по всем направлениям своей деятельности.

Но исторический излом рубежа 80–90-х годов привел к исчезновению лесохимической отрасли лесного комплекса и химлесхозы, как впрочем и большинство леспромхозов, прекратили свое существование. А Александр Евдокимович вернулся в Бирилюсский район, где ему была предложена должность заместителя начальника РОВД. Должность для таежной глубинки вроде бы вполне спокойная, да время в стране, испытывающей опасные потрясения, было очень тревожное и всем, служившим в те годы в силовых структурах, это известно не понаслышке. И Осадченко пришлось побывать в командировке в Чеченской Республике, городе Грозном.

Впрочем, как проходила служба в одной из горячих точек – тема отдельного рассказа, достаточно сказать, что за образцовое исполнение служебного долга по обеспечению государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации в период проведения контртеррористической операции, Александр Осадченко был удостоен государственных наград. Кроме того, ему в порядке поощрения присвоено звание подполковника милиции, что на одну ступень выше звания предусмотренного по занимаемой должности.

Потом вновь наступили трудовые будни. С 2008 по 2017 годы он работал в Таежинском лесничестве в должности заместителя руководителя, а затем возглавил коллектив.

Между прочим, и у нашего лесничества тоже своеобразный юбилей, – говорит Александр Евдокимович. – Если судить по архивным документам, то Таежинский лесхоз, наш предшественник, был создан на территории бывшего Кемчугского лесничества в 1903 году. Нынешние очертания Таежинское лесничество приобрело после реорганизации 1947 года. Надо сказать, что оно в полной мере отвечает своему названию. Наш лесной фонд – самая что ни на есть темнохвойная тайга, елово-пихтовые и плодоносные в урожайные годы кедровые массивы занимают более 80% лесных территорий, составляющей свыше 1 млн га. И только вдоль берегов Чулыма, Кети и Кемчуга можно встретить сосновые боры.

Здесь, на границе Красноярского края с Томской областью, начинаются и тянутся к северу и западу знаменитые Васюганские болота с островками лесистых возвышенностей. Так что воды в этих краях хватает. Впрочем, нет недостатка и в древесине, однако качество ее в здешних местах с каждым годом ухудшается. Перестойные деревья составляют основу темнохвойной тайги, больше 60% деловых сортиментов из местной пихты и ели лесозаготовителям выкроить не удается.

Из-за тяжелых суглинистых почв и близких грунтовых вод специалистам лесничества пришлось в свое время поменять стратегию лесовосстановления. Все попытки сажать культуры сосны не увенчались успехом. Высаженные в почву молодые сосенки через 10–15 лет начинают куститься и вскоре гибнут, едва стержневой корень доходит до подпочвенной воды. Ель, пихта и кедр в здешних краях приживается куда лучше и теперь на них сосредоточено все лесовосстановление.

Расчетная лесосека лесного фонда определена в размере свыше 1,5 млн куб. м, – продолжает Александр Осадченко. – Используется она на четверть, при этом 20% площади лесного фонда передано в долгосрочную аренду. Наиболее крупный арендаторы – ООО «Рассвет-Лес» с ежегодным объемом заготовки древесины 150 тыс. куб. м.

С Александром Евдокимовичем мы сотрудничаем добрый десяток лет, – говорит генеральный директор ООО «Рассвет-Лес» Леонид Бирюков. – Для меня он пример грамотного руководителя, профессионала, готового принять на себя ответственность за принимаемые решения. А это очень важное качество в существующих ныне условиях экономической деятельности, особенно в лесопромышленном комплексе.

Хочу напомнить, что лесной фонд Таежинского лесничества пережил три волны нашествия сибирского шелкопряда: в 1958, 1964 и 1994 годах прожорливые гусеницы съели хвою на одной трети древостоев, последствия сказываются и по сей день. И вот теперь новая напасть – нашествие уссурийского полиграфа, в том числе на арендованные нашим предприятием участки леса. Полчища этого прожорливого насекомого буквально уничтожает пихту. Спилишь дерево, а его ствол как дробью из ружья прострелен, весь в мелких отверстиях. Приходится выжигать даже трелевочные волоки, чтобы остановить распространение вредителя.

Так что предстоит трудная борьба и действовать придется в тесном сотрудничестве с лесничеством. И тут боевая закалка и богатый производственный опыт его руководителя, надеюсь, будут для нас очень важным подспорьем. 

Журнал «ЛПК Сибири» №3 / 2018

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!