Андрис Кокориш: «Надо считать деньги, а не кубатуру»

текст: Борис Смирнов, Наталья Шварц, фото: пресс-служба ООО «Ремтехника»

795
Андрис Кокориш, инструктор-механик

Европейский опыт лесозаготовки – ориентир для отечественных лесозаготовителей. Инструктор-механик из Латвии Андрис Кокориш рассуждает о том, что Россия может перенять у Европы в подготовке операторов и подходах к лесозаготовке.

В Красноярск Андрис Кокориш попал благодаря стечению множества обстоятельств в его профессиональной и личной судьбе. За плечами Андриса 15-летний опыт работы в качестве оператора лесной техники различных брендов. Сегодня он является инструктором-механиком: на симуляторах и в «поле» обучает операторов лесных машин максимальной эффективности. Основные ошибки в работе, различия европейского и российского подхода к лесозаготовке – об этом и многом другом он рассказал в эксклюзивном интервью журналу «ЛПК Сибири».

Андрис, с чего началась ваша карьера? На какой технике вы работали в качестве оператора?

Первая машина, с которой в Латвии началась моя работа в качестве оператора 15 лет назад, был трактор МТЗ-82, оборудованный захватом и прицепом. Со временем стал управлять более серьезными машинами –  гусеничными харвестерами, машинами Ponsse и т. д.

На этапе профессионального становления в моей жизни произошла важная встреча. Меня и других операторов обучали инструкторы латвийского института MeKA, который более 25 лет занимается исследованием и развитием технологий для лесозаготовительной отрасли. Подход к обучению очень интересный: инструкторы проверяли уровень теоретических знаний, 1-2 дня наблюдали за нашей работой и уже после указывали на ошибки. Работая сегодня в качестве инструктора, применяю именно такой подход.

То есть практика, когда оператор проходит обучение перед началом эксплуатации техники и повышает свои навыки во время работы, для Латвии не нова?

Да, такая практика сложилась и применяется очень давно. И это единственно правильный подход! Как сегодня продается лесная техника в России? Лесозаготовитель приобретает машину у дилера, привозит ее на деляну, оператор смотрит ролик на Youtube… и приступает к работе. Но ролик не научит тому, как эксплуатировать машину. Все осложняется еще и тем, что оборудование совершенствуется год от года – и оператор должен уметь правильно управлять его мощностями и распределять их. Часто можно услышать: «Раньше машины служили долго, а сегодня ломаются за считанные месяцы. Железо стало хуже?» Дело не в железе, а в неправильной эксплуатации техники, которая стала сложнее и совершеннее. Именно тому, как правильно работать с машинами, я и обучаю на базе компании «Ремтехника».

Как операторы относятся к обучению и тестированию их профессиональных навыков?

Поначалу все ошибочно думают, что общаются с теоретиком – что все, что нужно – это «для галочки» показать на симуляторе свои умения и на этом все. Но когда я говорю, что у меня за плечами 15 лет работы в качестве оператора и еще три месяца назад я валил лес, отношение меняется – начинаем общаться как коллеги. Еще больший интерес и доверие появляется, когда на симуляторе показываю, что могу спилить дерево за 3 минуты 20 секунд, тогда как у самого оператора на это уходит 8 минут. Сначала операторы в шоке, но потом у них появляется профессиональный азарт и понимание, что они могут так же.

На сколько оператор может улучшить свою производительность после занятий с профессиональным инструктором?

После одного-двух дней обучения производительность увеличивается на 38–40%: на то, чтобы на симуляторе спилить дерево у них уходит уже не 8, а 5 минут. Парни, которые показывали результат 22–24 кубометра древесины за час, через месяц обучения делали 40 кубов за час. Другой вопрос, будут ли на деляне операторы работать так же эффективно. Мое личное мнение: часто для эффективной работы операторам недостает элементарного – стимула. Если своей работой оператор сэкономил предприятию миллион, почему бы руководителю компании не дать ему премию в 100 тысяч рублей? Нельзя сбрасывать со счетов и стимул моральный: профессионалы высокого уровня и те, кому еще нужно расти, должны работать вместе – вторые будут тянуться за первыми.

Сколько времени нужно на то, чтобы вы хотя бы раз-два могли поработать со всеми операторами, эксплуатирующими технику Ponsse в Красноярском крае – полгода-год?

На это не хватит даже года. Более того, идея компании «Ремтехника» не только в том, чтобы обучать операторов техники Ponsse – хотя такое пожелание со стороны дилера действительно есть. Идея гораздо масштабнее – создать площадку для обучения операторов-универсалов. Сейчас для этих целей оборудуется полноценный учебный класс.

Какие основные ошибки во время работы совершают операторы лесной техники?

Многие ошибочно приравнивают понятия «эффективность» и «скорость» – и чтобы увеличить производительность, добавляют скорости. Но что происходит: оператор ежедневно выдает 600 кубов – в первую неделю, во вторую неделю, а на третью неделю стрела харвестера не выдерживает огромных скоростей и ломается. Делай 500 кубов каждый день, и никаких поломок не будет: эффективность – это не скорость, а стабильность.

Это особенно актуально сейчас, когда даже в Сибири остается все меньше крупного леса, а объемы делаются, в том числе и за счет заготовки древесины небольшого диаметра. Работа на такой деляне требует от оператора не скорости, а логики: уже нельзя просто заехать в лес, «помахаться», взять только большие деревья и уехать. Надо думать, как спилить все деревья – средние, маленькие, и сделать это максимально эффективно.

Еще одна глобальная ошибка – неверно подобранная под конкретные задачи техника. Но вопрос тут уже не к операторам, а, скорее, к руководителям лесных предприятий.

О чем именно идет речь?

Конкретный пример. Предприятие покупает технику, которая работает только с лесом диаметром 35 см – и это для Сибири, где диаметр леса варьируется от 10 до 70 см. Результат один – такая техника сломается уже на третий день эксплуатации: если работаешь с крупным лесом, нет смысла покупать маленькую машину!

Другой пример. Форвардеры в России принято оценивать по кубатуре, а не по тоннажу, как это делают во всем мире. Возьмем 18-тонный форвардер Ponsse Elephant – он может возить 18 тонн груза, при этом оператор ежедневно нагружает его до 25–26 тонн. Изо дня в день машина перегружена, техника работает на износ – и это просто чудо, что в таких условиях она продолжает функционировать. А потом удивление: откуда поломки? В 99% случаев причина в неправильной эксплуатации и перегрузках.

Есть ли какие-то другие особенности лесозаготовки в России, которые вас особо удивили?

Лесозаготовители в России считают не деньги, а кубатуру. Даже мастер участка, зарплата которого привязана к этому показателю: ему не так важно, что будет с техникой –  он гонится за тем, чтобы вытащить из леса кубатуру. А потому техника работает на износ, ломается, огромные деньги выбрасываются на ветер. Техника, еще не окупив себя, приходит в негодность, а средств на покупку новой машины у предпринимателя нет.

В Европе все считают деньги, а не объемы. Почему это важно? На кубатуру нельзя купить новый лесозаготовительный комплекс или выдать ей заплату. Возьмем два месяца, на протяжении которых предприятие показывало одинаковые объемы заготовки. Но только в один месяц чистая прибыль составила 10 млн рублей, а в другой – 5 млн рублей. Начинаем разбираться и оказывается, что в менее прибыльный месяц было сожжено в два раза больше солярки, стрела сломалась и техника стояла без дела и т. д. Поэтому считать нужно именно деньги, а не объемы! 

Журнал «ЛПК Сибири» №3 / 2018

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!