Немецкое качество от Doppstadt – специалиста в области переработки отходов лесозаготовки и деревообработки

текст: Андрей Примак, фото: Андрей Примак, recycling.mygoodwin.ru

165
Алексей Ботов, генеральный директор ООО «Гудвин»

На выставке LESPROMURAL PROFESSIONAL в Екатеринбурге директор по развитию журнала «ЛПК Сибири» Андрей Андреевич Примак лично пообщался с генеральным директором ООО «Гудвин», представляющим немецкую технику Doppstadt для производства щепы и переработки биомассы Алексеем Николаевичем Ботовым, который в интервью журналу «ЛПК Сибири» рассказал о всех преимуществах оборудования Doppstadt, надеждах и чаяниях представителей лесного бизнеса и сложностях работы на рынке России.

Пожалуйста, представьтесь и расскажите, какую компанию вы представляете?

Меня зовут Алексей Ботов, я директор ООО «Гудвин», мы официальные представители компании Doppstadt по Северо-Западу в сегменте переработки биомассы. На выставке в Екатеринбурге мы представляем немецкое оборудование Doppstadt по измельчению и сепарации биомассы. Этот год для нас был удачным. Среди прочих проектов мы реализовываем проект поставки чиппера Doppstadt DH 811 L (модуль) компании «УЛК». Для их собственных нужд, а именно для заготовки щепы для отопления котельных. Контракт уже заключен. Ввод оборудования в строй планируется до конца этого года.

А какие функции выполняет чиппер? Насколько знаю, он мобильный и застраивается на тягач?

Поставку оборудования Doppstadt выполняем мы. Застройку оборудования на тягач с манипулятором выполняет застройщик. Чиппер будет установлен на шасси МАЗ с манипулятором Palfinger. Чиппер должен из лесных отходов (древесных остатков) производить щепу P45 для нужд компании «УЛК». Порядка 200 насыпных кубов в час.

Алексей, а вообще насколько тема производства щепы, работа с отходами деревообработки востребована в России сегодня у лесозаготовителей, у деревообработчиков, как они смотрят на эти вещи?

Интерес к сфере переработки древесины растет. С одной стороны государство усиливает давление на бизнес в плане культуры обращения с древесными отходами. Теперь просто так на свалку нельзя выкинуть древесные отходы. Да и Лесной кодекс ожидает ужесточения в той части, касаемой обращения с лесными остатками, которые заготовитель может оставлять на делянке. С другой стороны, доступность круглого леса постепенно уменьшается, и лесозаготовители и лесопользователи задумываются как можно использовать те ресурсы, которые они раньше не использовали, но которые у них есть. Не секрет, что сейчас при заготовке на делянках оставляется от 40 до 60% того, что там заготовлено, в виде веток, сучьев или 4-го, 5-го сорта древесины, их либо сложно оттуда вывезти, либо нерентабельно. Люди стали задумываться как максимально использовать и монетизировать имеющиеся ресурсы.

Зарождается ли в нашей стране культура работы с отходами?

Да, зарождается, и это приятно отметить! Сейчас происходит определенный рост. И если вчера, этой культуры совсем не было, то сегодня лесопользователи и лесозаготовители все серьезнее думают, а иногда и действуют на увеличение своего КПД за счет переработки некондиционной древесины. И это мы видим по растущему спросу на наше оборудование Doppstadt.

Алексей, ну техника же окупается?

Да, конечно! Серьезные машины по переработке древесных остатков стоят дорого, так как ставятся иногда задачи по переработке очень сложной древесины, иногда с большим присутствием металла и (или) камня. Но всегда нужно оценивать подобную технику по себестоимости насыпного куба готовой продукции. У техники Doppstadt эта характеристика лучшая на рынке! Будь то топливная щепа или дробленная биомасса.

Алексей, хорошо, что продажа прошла на Северо-Западе. А как у нас, в Сибири, обстоят с этим дела? Ведь с учетом лесных пожаров это очень проблемный регион.

Говоря об Урале и Сибири, мы над этим работаем. Безусловно, мы работаем над увеличением продаж в этих регионах. Техника дорогостоящая и ее, как правило, могут позволить себе купить лишь хедлайнеры лесного бизнеса. Самые большие игроки рынка, большие ЛПК и заготовители, предприятия, занимающиеся лесозаготовкой, лесопилением и лесопереработкой. Основная проблема, с которой мы сталкиваемся, – это в первую очередь отсутствие возможности у покупателей нашей техники продавать энергию в общую сеть, они ее могут использовать только локально. Т.к. щепу дорого возить дальше чем 250–300 км, то ее необходимо перерабатывать прямо на месте заготовки. Обычно щепа сжигается для получения тепла или электричества. Если бы вопрос транспортировки энергии, получаемой из щепы, по проводам был решен на уровне государства, то это бы сильно подстегнуло нашу отрасль. Щепу нужно использовать близко с местом изготовления, плечо перевозки должно быть минимальным. В Европейских странах, Японии и Америке, куда поставляется в основном оборудование Doppstadt, возможна продажа энергии от сжигания дерева в сеть, поэтому оборудование Doppstadt там пользуется очень большим спросом. У нас, увы, так не выходит. Все потому, что нам щепу, как правило, потребителю надо куда-то далеко везти. Как только плечо превышает 300 км, вся идея становится нерентабельной.

Может быть причина в коррупционной составляющей муниципалитетов?

Наша страна лидер в производстве таких углеводородов, как нефть, газ и уголь. У нас они производятся и поэтому относительно дешевы для потребителя. Безусловно, наверное, существует газовое и угольное лобби. Я не знаю, есть ли здесь коррупция, или какой-то злой умысел, но я четко понимаю, что в стране где на территории 80% растет лес, получать энергию из леса должно быть более рентабельно, чем возить и поставлять туда углеводороды. Если сейчас лесные отходы превратить в энергию, то в сфере ЖКХ в некоторых городах нашей страны можно добиться нулевой стоимости на входе сырья, из которого получается энергия. Но здесь просто присутствует инерция рынка. Такой возможности раньше не было, она появилась, и к ней начинают присматриваться.

По вашему мнению и прогнозу, через сколько лет все заготовители повально начнут покупать технику для производства биомассы и переработки отходов деревопереработки? 5, 10 или 15 лет?

Я уверен, что через год-два-три будет совсем другая картина, чем сейчас. Сейчас запущены и летят первые ласточки, рынок проснулся и уже на нем присутствует масса предложений по маленьким чипперам. Я думаю, когда наши большие машины будут присутствовать в России «в железе», и их можно будет вживую увидеть, не только показывая картинки на буклетах и в журналах, тогда и продажи их значительно возрастут, и решения о покупке будут приниматься много проще.

Необходимо, чтобы люди у друг друга на русском языке могли спросить, насколько хороши эти машины и как велика их производительность и целесообразность. Тем самым с внедрением наших технологий возможно будет эффективно использовать лесные отходы, будь то на сжигание либо производство ДСП, ДВП или целлюлозы!

ООО «Гудвин»
г. Санкт-Петербург, ул. Самойловой, дом 5
+7 (812) 448-08-10 (доб. 52)
pressa@mygoodwin.ru
www.recycling.mygoodwin.ru