Создание российской системы добровольной лесной сертификации – точка роста лесной промышленности

текст: Наталья Шварц, фото: пресс-служба Национальной ассоциации лесопромышленников «Русский лес»

395

На законодательном уровне в Госдуме РФ все громче звучит вопрос необходимости создания отечественной системы добровольной лесной сертификации. Она должна быть признана на международном уровне и сотрудничать с другими структурами лесной сертификации, уверены законотворцы и эксперты отрасли.

Создание отечественной системы добровольной сертификации – фундамент работы отрасли и отправная точка для принятия стратегических решений по развитию лесной промышленности и экспортной политики России. В интервью журналу «ЛПК Сибири» экспертное мнение по актуальной теме высказал президент Национальной ассоциации лесопромышленников «Русский лес» Алексей Желнеев.

Алексей Алексеевич, сегодня российские лесопромышленные предприятия сертифицируются по принципам иностранных – Пан-Европейской Лесной Сертификации (PEFC) и Лесного попечительского совета (FSC). В чем минусы этого подхода?

Ответ на этот вопрос требует детального погружения в нюансы процесса сертификации лесной отрасли России в его текущем виде. Общий тренд – с учетом выхода нового стандарта по лесоуправлению, международные требования стандартов FSC ужесточаются. Как следствие, уже в ближайшей перспективе реализация требований FSC может быть затруднена в части сохранения значительных территорий, входящих в состав так называемых малонарушенных лесных территорий (МЛТ).

Значительная доля МЛТ присутствует в аренде у многих лесозаготовительных предприятий, также есть малонарушенные лесные массивы (МЛМ) регионального значения, которые необходимо сохранить – такие, например, как МЛМ Приангарья. С 1 января 2017 г. вступило в силу указание FSC по решению Motion 65 – оно определяет процентную долю сохранения малонарушенных лесных территорий в зависимости от действий компании: базовый уровень – 80%, согласованные с НПО (неправительственные организации) рубки в буферных зонах – 50%, придание лесам постоянных охранных статусов ООПТ и ЛНН (леса национального наследия) – 30–40%. Однако четкого определения процентной доли сохранения от общей площади по МЛМ нет – вопрос достаточно размыт.

К каким именно последствиям может привести сложившаяся ситуация?

Последствия – негативные! Отказ предприятий от территорий в МЛТ и МЛМ в равных долях с целью соблюсти требования FSC, вне сомнения, станет препятствующим фактором для дальнейшего функционирования предприятий с устойчивой экономической эффективностью.

Казалось бы, альтернативой ужесточившимся и ставшим невыполнимыми требованиям FSC, может стать сертификация по принципу Пан-Европейской Лесной Сертификации (PEFC). Дабы обезопасить себя ввиду невозможности выполнения новых требований FSC – в случае, если указание по Motion 65 останется неизменным после выхода стандарта и пр. – многие леспромышленные компании дополнительно сертифицировались по системе PEFC.

В данной схеме сертификации нет четких требований, касающихся сохранения МЛТ – и в целом отсутствует это понятие. Однако стоит учесть значительные минусы системы PEFC.

О каких именно минусах идет речь?

В первую очередь, это более высокие как цены за проведение аудитов, так и членские взносы, а также малая ориентированность покупателей на конечный поставляемый на рынок продукт с товарным знаком PEFC. Плюс ко всему, стандарт лесоуправления по данной системе не обновлялся с 2015 года, что говорит о возможных скорых видоизменениях требований этой системы сертификации и не дает компаниям твердой гарантии освоения территорий в лесах со статусом МЛТ без какого-либо регулирования этого вопроса со стороны схемы PEFC.

Можно сказать, что на сегодня стандарт PEFC является для многих предприятий-арендодержателей своего рода временной подушкой безопасности. Однако и эта система не может гарантировать клиентоориентированность покупателей со стороны той же Европы, не говоря уже о каких-либо новых системах сертификации российских разработчиков.

Национальная ассоциация лесопромышленников «Русский лес» образована в 2013 году. На сегодня Ассоциация объединяет ведущие российские компании в сфере лесозаготовки, переработки, логистики и сбыта лесоматериалов. На предприятиях, входящих в состав Ассоциации, успешно трудятся более 3 000 человек. Стратегическая цель Ассоциации – активное развитие лесоперерабатывающего сектора и его сырьевой базы в Российской Федерации. Ассоциация вносит свои предложения в органы законодательной власти, содействуя тем самым появлению законодательных инициатив, которые способствуют более интенсивному и эффективному развитию отрасли.

Однако, если оценивать глобально, в целом лесопромышленное сообщество России не отрицает необходимость процесса сертификации?

Безусловно, нет! Если подходить глобально – рассматривать важные экологические и социальные аспекты, то сертификация дает только плюсы. Однако, если рассматривать сертификацию как частный случай в рамках лесопромышленной компании, то в условиях любой сертификации на плаву способен держаться только крупный, имеющий финансовые ресурсы бизнес.

Мелкие и средние компании не конкурентно­способны: без сертификации они просто не могут выйти на внешний рынок и будут вынуждены довольствоваться внутренним рынком без какой-либо сертификации.

Однако даже в случае с крупными компаниями, процесс сертификации по имеющимся системам – сложнейшая задача как с точки зрения выше оговоренных нюансов, так и с точки зрения стоимости сертификации и членских взносов. Именно поэтому Национальная ассоциация лесопромышленников «Русский лес» поддерживает инициативу разработки отечественной системы добровольной лесной сертификации. По нашим оценкам, за основу этого документа могут быть взяты принципы и критерии FSC, которые – если ориентироваться на европейского покупателя – следует доработать до уровня Еврорегламента.

Николай Николаев, глава комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям:

Необходимо исключить влияние непредсказуемых факторов со стороны иностранных сертифицирующих организаций. Мы говорим именно о создании собственной системы добровольной лесной сертификации, которая не уступала бы по требованиям международным системам сертификации, соответствовала им, и, конечно, над признанием такой системы как в мире, так и о том, чтобы покупатель внутреннего рынка тоже был заинтересован выбирать сертифицированную по российским требованиям продукцию.

Вера Хмырова, замдиректора Департамента легкой промышленности и лесопромышленного комплекса Минпромторга РФ:

Для нас важна разработка своей национальной системы лесной сертификации. Мы продаем продукцию на все рынки, лесопромышленные компании работают в рамках российского законодательства, все лесопромышленники стремятся к тому, чтобы отвечать всем высоким экологическим стандартам и требованиям лесного законодательства. Наша позиция – мы всецело вас поддерживаем в этом и готовы отстаивать вопрос формирования нашей системы лесной сертификации, и затем ее продвижения на мировые рынки и формирования там политики принятия нашей лесной сертификации.

Андрей Грибенников, директор Департамента государственной политики и регулирования в области лесных ресурсов и охотничьего хозяйства Министерства природных ресурсов и экологии РФ:

Государство инвестирует в бизнес, но бизнес сам себя ограничивает по требованиям иностранных организаций, не вовлекая в оборот тот ресурс, который страна сказала – «вовлекай» и ждет, что появится продукция, добавленная стоимость. Взвешивая все это, мы приходим к выводу, что нужно действительно создавать систему сертификации, нужно определять критерии как некоего национального лесного наследия. Готовы работать над созданием и участвовать во всех рабочих группах по этому вопросу.

Каким образом, по вашим оценкам, должна идти работа по разработке отечественной системы добровольной лесной сертификации – с опорой на имеющийся мировой опыт или же необходим фокус на российскую специфику?

Важно понимать, что совокупность требований любой системы сертификации должна представлять собой баланс социальных, экономических и экологических интересов. Чтобы новая система сертификации была признана, необходим мощный рычаг ее продвижения – не только в России, но и в других странах, являющихся для многих лесопромышленных компаний основными конечными покупателями. Это очень трудоемкая работа, требующая привлечения экспертов различного уровня и направленности.

Каковы сегодня основные факторы, сдерживающие разработку отечественной системы добровольной лесной сертификации?

В первую очередь, это конкуренция, узнаваемость существующих систем сертификации и спрос на их услуги.

Каково отношение к этой инициативе российских лесопромышленников – справедливо ли говорить о единогласной поддержке этой идеи?

Утверждать, что идея разработки российской системы добровольной лесной сертификации получила единогласную поддержку со стороны российских лесопромышленников невозможно. Причины очевидны: многие компании уже имеют отлаженный механизм работы согласно международным требованиям – и стабильный рынок сбыта, благодаря спросу на производимую сертифицированную продукцию.

Могут ли возникнуть трудности с признанием российской системы добровольной лесной сертификации на международном уровне?

Да, это очень масштабная, амбициозная, трудоемкая задача – трудностей не избежать. В частности, они могут возникнуть из-за имеющегося Еврорегламента по древесине.

Журнал «ЛПК Сибири» №1 / 2019