Страшные мифы о FSC. Развенчание. Часть 2

текст: Николай Шматков, директор FSC России, фото: пресс-служба FSC России

391

Это вторая статья из цикла публикаций о мифах вокруг FSC. Первая статья опубликована в №2(10) журнала «ЛПК Сибири» от 28.06.2019. На этом список «страшилок» вокруг FSC в России не исчерпывается.

Права всех граждан надежно защищены российским законодательством, поэтому FSC-сертификация не должна заниматься защитой права коренных малочисленных народов и местного населения на использование лесов для заготовки дикоросов, охоты, рекреации и культурно-религиозных целей.

По оценкам специалистов, действующее российское законодательство в отношении прав граждан на участие в управлении лесами нередко носит декларативный характер и не дает механизмов как воспользоваться этими правами. Поэтому на практике участие граждан в управлении лесами минимально. Например, госэкспертиза проектов освоения лесов не предусматривает общественные слушания. Люди часто даже не имеют информации о планах лесозаготовки и строительства объектов инфраструктуры. В результате участки, ценные для местного населения, в том числе для коренных малочисленных народов, нередко оказываются уничтоженными.

Вопиющий случай невнимания к традициям коренных народов предала огласке потомственная шаманка из Иркутской области Елена Баяндаевна Манжинова на Всероссийском лесном форуме, который проводился в Общественной палате РФ 22 ноября 2018 г. Она рассказала, что в Эхирит-Булагатском районе из-за рубок мелеют и пересыхают родники и священные источники. Кроме того, были вырублены и увезены в Китай сакральные лиственницы, в которых находились «деды». У шаманов есть обычай:  умерших шаманов кремировать, а прах закладывать в специально выдолбленное в лиственнице отверстие. По словам шаманки, эти сакральные деревья заготовили как обычную древесину и отправили на продажу вместе с «дедами».

FSC требует от лесозаготовительных предприятий информировать местное население о планах лесохозяйственной деятельности и учитывать пожелания о сохранении важных для участков леса: мест охоты, сбора грибов и ягод, важных с культурно-религиозной точки зрения и др.

Миф 5

Сертификат FSC стоит миллионы, он не доступен для малого и среднего бизнеса.

Сертификат FSC действительно можно назвать дорогим, поскольку его нельзя просто купить – приходится приводить в порядок предприятие, разрабатывать внутренние регламенты, докупать средства индивидуальной защиты на каждого рабочего, выводить «из тени» объемы древесины и количество рабочих рук, платить «белые» зарплаты. Сертификат FSC подтверждает, что компания выполняет единообразные требования, определенные международными стандартами в сфере управленческих практик.

Как показывает практика, именно эти модернизации являются самыми дорогостоящими для российских предприятий, особенно для малого и среднего бизнеса.

Другие финансовые затраты менее значительные: услуги органов по сертификации (аудит раз в 5 лет и ресертифкационные аудиты каждый год) и ежегодный административный взнос в FSC, который рассчитывается исходя из количества сертифицированных гектаров.

Миф 6

Российские торговые организации и крупные потребители не могут требовать сертификат FSC от производителей из-за рубежа. Россия оказывается в условиях несправедливой конкуренции.

Кто мешает российским торговым организациям и потребителям требовать сертификат FSC? Никто! Однако Россия – преимущественно страна-экспортер леса, а не импортер, поэтому зачастую у отечественных компаний запрашивают сертификат иностранные клиенты. Но это хорошо, ведь такой спрос способствует улучшению качества управления лесами в России и косвенно влияет на качество жизни людей, которые зависят от леса.

Мы приветствуем, когда компании требуют поставлять на импорт в Россию FSC-сертифицированные материалы или, например, мебель, этим мы улучшаем качество управления лесами в Европе или в Бразилии (ведь именно там заготовили древесину и создали продукт). Это тоже хорошо, и помогает ответственному лесопользованию в  других странах, – хотя и не работает на развитие устойчивого лесопользования в России.

Тем не менее российские компании уже внедряют экологические политики, и все чаще в требованиях к поставщикам можно увидеть FSC. «ВкусВилл» заявляет о предпочтении для упаковки вторичных материалов из бумаги и древесины, а если по технологическим причинам вторичные материалы не подходят, то только FSC-сертифицированные.

Российские подразделения международных компаний, – которые хоть и носят международный бренд, но работают и с российскими поставщиками и для российских клиентов – требуют FSC-сертифицированное сырье. У Tetra Pak в России 100% картона FSC MIX. IKEA в России работает только с FSC-сертифицированными производителями, и 99,9% их товаров из древесины уже сертифицированы по FSC. «Леруа Мерлен» поставила цель к 2020 году выйти на 100% товаров из древесины из ответственных источников. «Макдоналдс» во всем мире, в том числе и в России, к 2025 г. полностью перейдет на переработанную или FSC-сертифицированную упаковку.

Миф 7

От сдерживания роста, а лучше закрытия FSC-сертификации Россия только выиграет.

Сейчас производство FSC-сертифицированной продукции в России оценивается в 50 млн м3 в пересчете на круглый лес, а объем экспорта – более 30% от общего количества российского экспорта.

Из-за препятствий для FSC внутри страны отечественные производители потеряют большую долю выгодных рынков сбыта. Российский лесной сектор экспортирует около 90% продукции и сырья, значительная часть идет на экологически чувствительные рынки Западной Европы, Японии, где требуют сертификат FSC или другой международной системы.

Бурно растущий рынок биотоплива выходит в поисках сырья на просторы России, при этом требуя сертификат SBP, получить который без сертификации по схеме FSC для российских предприятий практически невозможно.

Таким образом, расчет «все равно без нашего леса не обойдутся» не оправдан. В 2007 г. при повышении экспортных таможенных пошлин на круглый лес тоже предполагалось, что это простимулирует рост переработки круглого леса, однако в результате мы получили только рост цен на российскую продукцию и снижение конкурентоспособности наших компаний-экспортеров на мировых рынках, где Россию стали теснить конкуренты, прежде всего США и Канада. Многие иностранные импортеры, в частности Китай, переориентировали свои закупки на новых поставщиков, в частности на Новую Зеландию, казалось бы, не самую  «лесную» страну. Сокращение экспорта круглого леса не компенсировалось, как ожидалось, увеличением притока в РФ иностранных капиталовложений в производство готовых изделий из древесины. Плюс сказалось влияние мирового финансового кризиса.

Подобный сценарий ожидает российских производителей и отрасль в целом, если они откажутся от реально работающего рыночного механизма, которым на сегодня является FSC.