Димитрий Маслодудов: Новая лесная концепция – это консолидация возможностей всех субъектов лесного комплекса

текст: Мария Александрова, фото: пресс-служба Министерства лесного хозяйства Красноярского края

136

28 июня 2019 года Губернатор Красноярского края Александр Усс провел расширенное совещание о работе лесопромышленного комплекса региона и ключевых направлениях его развития. В совещании приняли участие представители Государственной Думы РФ и Правительства края, депутаты Законодательного Собрания, руководители территориальных подразделений федеральных органов власти, главы городов и районов края, лесничеств, представители отраслевых предприятий и научной общественности. Ключевой темой обсуждения стала новая лесная политика и ее реализация на территории Красноярского края. Финальным аккордом мероприятия стало подписание Лесной хартии Красноярского края – общественного договора, обеспечивающего принципы ответственного лесопользования. Тем самым лесопользователи поддержали ключевые принципы новой лесной политики региона. Эту тему корреспондент журнала «ЛПК Сибири» подробно обсудил с министром лесного хозяйства края Димитрием Маслодудовым.

Димитрий Александрович, новая лесная политика Красноярского края и ее приоритеты – наша главная тема сегодня. Но, прежде чем обсудить ее детально и понять, что она даст нашему региону, хочется спросить, чем живет лесная отрасль края сейчас? Сколько занятых в ЛПК? Сколько леса вырубаем и восстанавливаем? Ведь мы в числе лидеров в России по площади лесного фонда и запасам лесных ресурсов?

Действительно, Красноярский край – один из крупнейших лесных регионов страны. На территории нашего региона сосредоточено более 3% мировых запасов древесины – почти 12 млрд кубометров. По объему ежегодной расчетной лесосеки – допустимому и целесообразному объему изъятия лесных ресурсов край занимает 1 место в России, фактически в 2019 году этот показатель составил 96,3 млн кубометров, на 2 месте – Иркутская область (73,6 млн куб.м).

При этом в Красноярском крае лес – один из основных ресурсов для обеспечения социально-экономического развития. Лесной комплекс, наряду с агропромышленным, формирует основу локальной экономики муниципальных образований. На каждого жителя края приходится больше 50 гектаров леса. При этом 2/3 площади лесного фонда сосредоточены в наиболее населенных территориях края.

Если кратко охарактеризовать итоги 2018 года, то в целом в крае обеспечена позитивная динамика основных показателей ЛПК: увеличились объемы заготовки и переработки древесины, инвестиций, налоговой, бюджетной отдачи от предприятий отрасли, плата за использование лесов в бюджеты разных уровней. Стоит отметить и уверенный рост объемов мероприятий по воспроизводству лесов. Подчеркну, что это значимый итог совместной работы всех субъектов лесного комплекса.

Также в 2018 году в крае были разработаны базовые документы, обеспечивающие эффективное использование лесов на долгосрочный (десятилетний) период – это Лесной план Красноярского края и 61 лесохозяйственный регламент по каждому лесничеству. Совместно с лесопользователями обеспечена актуализация более 2 тысяч проектов освоения лесов, их приведение в соответствие с требованиями законодательства. Это основа лесопользования в крае.

Но при этом не секрет, что есть в отрасли и ряд проблем, о которых говорил и Губернатор края и которые, по сути, послужили катализатором кардинальных перемен. Мы привыкли слышать о черных лесорубах, о том, что леса в крае почти не осталось, все вывезено в Китай и т.д. Каковы, на ваш взгляд, ключевые болевые точки лесного комплекса в крае?

Проблемы в лесном комплексе складывались в последние несколько десятков лет. И мы, конечно, их не отрицаем, наоборот, постарались их максимально изучить и проанализировать, чтобы выработать оптимальные шаги для их решения в максимально короткие сроки. Отмечу, что часть проблем актуальна не только в нашем регионе, но и в большинстве лесных субъектов страны.

Безусловно, ряд проблем связан с территориальными особенностями, в том числе значительной протяженностью, а также природно-климатическими условиями нашего региона, которые определяют специфику развития ситуации в лесах. Негативное влияние оказывают низкая транспортная доступность высоколесистых северных территорий края, резко-континентальный климат с продолжительными периодами сухой погоды. Как результат – в крае фиксируются значительные повреждения лесов пожарами и вредителями.

В то же время есть проблемы, которые требуют законодательных изменений на федеральном уровне. Это касается отсутствия актуальной информации о состоянии лесного фонда – средняя давность лесоустройства в крае составляет 23 года, низких темпов лесовосстановления, связанных с масштабным выбытием лесов от пожаров и вредителей. Значимой проблемой является теневой оборот древесины – он оценивается в объеме около 3 млн кубометров в год. При этом именно официально учитываемая незаконная заготовка древесины на территории края не носит массовый характер. За прошлый год составила 30,7 тыс. куб.  м – это 0,1% заготовки. Основные ее причины – это нарушение лесопользователями установленных норм, например, рубка лесных насаждений за пределами лесосеки.

Одной из ключевых является проблема утилизации отходов лесопиления в связи с отсутствием необходимых объемов производств, использующих низкосортную древесину. Сейчас в крае нет ни одного  целлюлозного производства. Тогда как отходы деревообработки составляют треть заготовленной древесины – это порядка 9 млн кубометров.

С учетом всего вышесказанного, насколько лесная отрасль Красноярского края привлекательна для инвесторов? Есть ли какие-то индикаторы их интереса?

В ходе одной из наших с вами бесед мы обсуждали значительный интерес инвесторов по отношению к лесной отрасли Красноярского края. И на сегодня он сохраняется. Основной индикатор здесь – заинтересованность в развитии лесной промышленности. В министерстве лесного хозяйства на рассмотрении документы по 10 проектам с общим объемом инвестиций более 300 млрд рублей.

Сейчас в Красноярском крае АО «Краслесинвест» уже приступило к реализации проекта строительства целлюлозного производства, еще 4 крупных компании конкурируют за возможность строительства целлюлозного производства. Каждый из потенциальных инвесторов готов вложить от 100 и более млрд рублей. Они согласны на условие запрета рубки древесины ранее, чем за год до производства. То есть за этот период уже становится ясна добросовестность намерений инвестора: строительство должно идти полным ходом, более половины средств проинвестировано. Сейчас не получится торговать круглым лесом без строительства новых производственных мощностей, как это было возможно 10 лет назад в виду несовершенства законодательства.

Сейчас в крае реализуются 10 приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, еще 5 успешно завершены. На долю нашего региона приходится 10% ПИП Российской Федерации.

В рамках действующих ПИП соз­дано 2 546 новых рабочих мест. Введены в эксплуатацию производства пиломатериалов, клееной строганой продукции, фанеры, топливных брикетов и пеллет. Объем производства пиломатериалов в 2018 году превысил 600 тыс. кубометров, что почти в два раза больше, чем в 2017 году, пеллет – 105,9 тыс. тонн, фанеры – 16,8 тыс. кубометров. Суммарный объем вложенных инвестиций с 2008 года – свыше 43 млрд рублей.

Планируемый объем вложений по 10 реализующимся проектам составляет 165,7 млрд рублей или более 30% от всего перечня ПИП по Российской Федерации. В качестве арендной платы за 2018 год ПИП выплатили 300 млн рублей.

Итоги работы ЛПК Красноярского края в 2018 году:

  • Общий объем отгруженной продукции лесного комплекса – 50,9 млрд рублей
  • Объем заготовки древесины – 28,6  млн кубометров
  • Объем производства пиломатериалов – 4,3 млн кбм
  • Объем лесовосстановления –  70,4 тыс. га
  • Объем инвестиций –  4,9 млрд руб.

А теперь о главном. В мае представители широкого круга лесного сообщества во главе с Губернатором края Александром Викторовичем Уссом обсудили принципы и основы новой лесной политики. В чем ее суть, каковы приоритеты и кто ее основные действующие лица?

По поручению Губернатора края мы приступили к реализации беспрецедентных мер, направленных на повышение эффективности управления лесным комплексом и обеспечение системной декриминализации отрасли. Понятно, что справиться с такой масштабной задачей в одиночку мы бы не смогли. Фактически, новая лесная концепция – это консолидация возможностей всех субъектов лесного комплекса для более эффективного использования лесных ресурсов края.

Основные ее принципы заключаются в формировании общественного договора, обеспечивающего принципы ответственного лесопользования, системном участии органов местного самоуправления в регулировании деятельности в лесах и эффективном применении новых норм законодательства в лесной сфере.

От органов власти требуется содействие развитию и применению наилучших технологий лесопользования, создание единой информационной среды, координация и формирование оптимальных схем и моделей лесопользования, учитывающих потребности и специфику региона. От лесопользователей – дополнительные повышенные обязательства, в том числе по лесоустройству, лесовосстановлению, переработке отходов. От контрольно-надзорных и правоохранительных органов – постоянный комплексный контроль как за лесозаготовками, так и за лесопереработкой. От органов местного самоуправления – более жесткий контроль за эффективным освоением лесов.

А если выделить приоритетные направления новой лесной политики, то в чем они заключаются?

В первую очередь, это оптимизация использования лесов, под которой мы подразумеваем прозрачность и социальную ответственность бизнеса, активизацию государственно-част­ного партнерства в базовых вопросах лесопользования, первоочередное предоставление лесных ресурсов лесоперерабатывающим предприятиям края, которые создают рабочие места для жителей региона. Во-вторых, это формирование современной системы оперативного мониторинга за ситуацией в лесах и эффективностью лесопользования, включающую развитие информационных систем, внедрение современных технологий мониторинга ситуации за лесами. В-третьих, это беспрецедентное увеличение объемов лесовосстановления, в том числе в рамках реализации федерального проекта «Сохранение лесов» и климатических проектов, создание ЛССЦ, компенсационное лесовосстановление. В-четвертых, это развитие лесной промышленности, обеспечивающей глубокую переработку древесины с комплексным использованием отходов, а также организация лесохимического производства. В-пятых, это развитие локальной экономики муниципальных образований за счет развития лесного комплекса и еще один приоритет – массированная реа­лизация мер по декриминализации лесной отрасли.

Димитрий Александрович, как я поняла, по каждому из этих направлений будут разработаны «дорожные карты» – т.е. конкретные перечни мероприятий. Так, например, карта по декриминализации уже готова. Какие конкретные шаги будут сделаны в решении этого блока проблем?

Да, Правительство Красноярского края совместно с контрольно-надзорными и правоохранительными органами разработало детализированную «дорожную карту» по декриминализации лесного комплекса. В числе основных направлений – усиление межведомственного взаимодействия, контроля за арендаторами, профилактические и информационные мероприятия. Если говорить о конкретных мерах, то это оснащение лесозаготовительной техники системой ГЛОНАСС, контроль лесосек и обеспечение приемки лесничествами лесных участков после окончания рубок, апробирование ДНК-анализа древесины для определения места произрастания вовлеченной в оборот незаконно заготовленной древесины, увеличение в зимний период работников лесной охраны за счет перегруппирования работников Лесопожарного центра, организация контроля на постах по транспортировке древесины, рейдовые мероприятия и авиапатрулирование гослесфонда, организация дежурств на дорогах мобильных групп, выявление фактов необоснованного назначения насаждений в санитарную рубку, обеспечение проверки целевого назначения древесины.

Вернемся к Лесной хартии Красноярского края, которую подписали вы и крупнейшие лесопромышленные предприятия. Что это означает в свете новой лесной политики и что даст отрасли и подписантам?

Лесную хартию Красноярского края подписали 7 крупнейших арендаторов, на долю которых приходится 40% площади арендованных лесов края и более 50% заготовки древесины. Именно эти предприятия способны обеспечить максимальное оперативное внедрение в крае принципов новой лесной политики. В Лесной хартии Красноярского края отражены повышенные обязательства, которые крупнейшие лесопользователи края готовы принять. Основные направления совместных действий – это ускоренные темпы лесовосстановления и лесоустройства, развитие лесодорожной инфраструктуры, дополнительные меры по переработке отходов лесопиления, проработка схемы учета движения отходов.

А если конкретизировать, к примеру, в цифрах. Какой ожидается эффект от консолидации дейст­вий всего лесного сообщества в рамках новой лесной концепции?

Что касается сферы теневой заготовки древесины, то это пресечение всех серых схем вовлечения в оборот древесины, добытой незаконным путем, минимизация объемов теневой заготовки древесины, которые сегодня оцениваются на уровне 2,5–3 млн кубометров. В сфере лесоустройства ключевые лесопользователи готовы провести лесоустройство на арендованной территории в ближайшие 3–5 лет. Это позволит до 2022 года обеспечить актуальной информацией порядка 20–25 млн га – более 50% территории интенсивного лесопользования – порядка 44 млн га. В сфере лесопользования важно увеличивать освоение ежегодной расчетной лесосеки. В сфере лесовосстановления – обеспечение ускоренными темпами баланса между убытием и восстановлением лесов. Нам предстоит удвоить объемы лесовосстановления в крае и довести их до 150 тыс. га в 2022 году и до 200 тыс. га в 2024 году. И наконец – нам необходимо создать эффективную информационную систему, обеспечивающую оперативный обмен информацией, доступность актуальных сведений о состоянии лесов и их использовании.

Насколько сегодня лесная отрасль открыта в плане доступности информации, к примеру, о лесном фонде, свободных арендных базах? Есть ли место новым технологиям и подходам в свете повышения информационной открытости, объявленной на уровне Федерации?

Мы продолжаем развивать информационные системы, которые обеспечат актуальные сведения о лесах, а также доступ к этим данным для всех лесопользователей. На сайте Минлесхоза края размещена необходимая информация о лесном фонде региона. Все данные актуализированы на основе нового Лесного плана Красноярского края на 2019–2028 гг.

Внедряется ведомственная информационная система «ЛесФондGEO», которая позволяет сделать информацию о лесном фонде региона наглядной и максимально доступной для лесопользователей: потенциальные инвесторы и действующие арендаторы в режиме онлайн получат доступ к актуальным сведениям о занятых и свободных лесных участках с необходимыми характеристиками, лесопользователи в сети Интернет смогут создавать и проверять лесные декларации, предоставлять отчеты об использовании лесов с приложением данных космической съемки и фотографий лесосек, «ЛесФондGEO» позволяет в двухстороннем режиме обмениваться данными с информационными ресурсами Рослесхоза, Роскосмоса и Росреестра.

На базе «ЛесФондGEO» формируется система эксплуатации беспилотных летательных аппаратов, которые внедряются для раннего обнаружения лесных пожаров и выявления фактов незаконных рубок. Система позволяет планировать полетные миссии дронов и обрабатывать результаты съемки.

В перспективе на базе «ЛесФонд-GEO» планируется автоматизированное выявление лесоизменений на основе данных дистанционного зондирования земли из космоса.

В 2019 году Красноярский край включен в пилотный проект Рослесхоза по внедрению электронного сопроводительного документа на транспортировку древесины.

Димитрий Александрович. Благодарим за детальный и обстоя­тельный рассказ о новой лесной политике и желаем успешного воплощения в жизнь всех заявленных программ и планов!