Какие изменения ожидают ЛесЕГАИС в 2020 году

текст: Кирилл Веревочкин, фото: tigercat.com

373

Критики в адрес ЛесЕГАИС было немало. Выявлены слабые места, технические недоработки, пробелы в законодательстве и правоприменении, и все это позволило профильному ведомству одним большим «апгрейдом» решить много вопросов учета древесины. Главным образом критике подвергался сопроводительный документ на транспортировку древесины.

Незащищенность и, как следствие, простота фальсификации привели Рослесхоз к решению о модернизации этой бумаги. Как того и требует XXI век, документ переводится в электронный вид, а сведения, указанные в нем, должны отправляться в ЛесЕГАИС. С 1 июля 2020 года сопроводительный документ из листа бумаги превратится в цифровой файл, который будут вносить в систему учета древесины и сделок с ней. О том, как это предлагается реализовать, – ниже.

К недостаткам системы относили и отсутствие балансового подхода: сложно было определить, есть ли на балансе предприятия тот объем древесины, который оно реализует, или среди огромного количества документов истинные данные уже утеряны. Баланс входящих на предприятие и исходящих от него потоков древесины не соблюдался, и даже внесение договоров «оснований» тут не помогало. Плюс к этому, как отследить законность происхождения, например, пиломатериала, если легально поставлено 500 кубов круглого леса, а на выходе 350 кубов доски? Что это: хорошие станки и выход пиломатериала 70%, или выход 50% и 200 кубов «черного» леса?..

Электронный сопроводительный документ (ЭСД) уже отрабатывался в рамках пилотного проекта в Иркутской области. Наверное, только ленивый еще не знает об опыте этого региона, обсуждаемом на каждом совещании, конференции или семинаре, посвященных ЛесЕГАИС. Карточки с RFID-меткой вместо бумажного сопроводительного документа, заполнение при помощи смартфона, формирование геотэгов, фиксация даты, времени и места заполнения ЭСД, а также факта считывания сопроводительного документа при проверке – словом, цифровизация полным ходом.

Иркутский опыт показал свою эффективность вкупе с рядом дополнительных мер, о которых далее. Сначала чуть подробнее об ЭСД и вопросах, которые остались открытыми. Основной законопроект написан, сроки установлены. Сегодня продолжается проработка технического исполнения, а также сопутствующая законотворческая деятельность.

Опыт с карточками – это лишь один из вариантов реализации. Сейчас же планируется проверить еще несколько вариантов, для чего разрабатывают свои пилотные проекты еще четыре региона: Кировская область, Республика Коми, Пермский и Красноярский края.

Во-первых, предлагается снабжать обычный бумажный сопроводительный документ RFID-чипом, точнее, наклейкой с чипом. Сложно сказать, упростит ли это работу и все процессы, но одно понятно: выпускать специальные карты не потребуется, что уже хорошо для регионов, где подобных производств нет. Но чипы изготовить придется. Такой подход будут проверять в Коми. Предполагается, что обкатка чиповой версии ЭСД будет проходить по иркутскому методу – на уровне регионального законодательства, а значит работать в новом формате придется всем предприятиям региона. Региональная законодательная база на этапе разработки, так что нужно ждать новостей от лесного ведомства республики.

Другой вариант – превращение сопроводительного документа в защищенный файл, который будет храниться в самом техническом устройстве (проще – в телефоне). Такой подход представляется логичным, поскольку не придется производить дополнительные чипы и карточки, а считывать файлы можно прямо с телефона. Тут могут возникнуть проблемы постоянной работоспособности телефона, поддержания заряда, функционирования NFC-чипа, который обеспечивает запись и считывание информации, а также необходимого запаса памяти на устройстве. Но они решаемы.

Упростит ли работу такой подход, покажет опыт Кировской области. Правда, тут пилотный проект будет реализован на базе одного государственного учреждения, а не региона, так что большого количества данных ждать не приходится. Как бы то ни было, в Кирове идет работа, и ее результаты скоро можно будет оценить.

В каком формате пилотные проекты разрабатываются в Перми и Красноярске, пока не совсем понятно. Есть предложение использовать двухмерные штрихкоды QR, но поместится ли сопроводительный документ в QR-код? Даже самый большой представитель семейства QR-кодов, именуемый version 40, может вместить 1500–2000 символов – букв, цифр, точек, запятых и пробелов. Их число можно увеличить, но за счет снижения уровня коррекции ошибок.

Есть и другие предложения по техническому исполнению, так, можно использовать флеш-память или иные хранилища, но они сложнее и на первый взгляд не имеют больших преимуществ перед вышеперечисленными. А поскольку ЭСД должен автоматически попадать в ЛесЕГАИС, без подключаемых к интернету устройств не обойтись, и смартфоны выглядят наиболее подходящими кандидатами на роль курьеров данных.

Возникают и другие вопросы: каким образом будут записываться координаты, если в местах, где СД создается, зачастую отсутствует какая-либо связь, и каким образом сопроводительный документ будет доставляться в ЛесЕГАИС? Что ж, ответы на эти вопросы есть.

Для записи ЭСД используется смартфон. Если данные, вносимые в сопроводительный документ, будут записываться на RFID-метки, смартфон должен будет обладать чипом NFC, который и передает информацию с телефона на RFID. Помимо этого, в телефоне должен быть установлен модуль Глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС). Так что любой смартфон с отметкой РСТ или ЕАС подойдет. Стоимость устройства примерно 4–5 тыс. рублей.

При записи электронного сопроводительного документа телефон автоматически формирует геотег – файл с указанием даты, времени и географических координат, получаемых со спутников ГЛОНАСС (зона покрытия – вся планета, точность до 2,8 м). И покрытие сотовой сетью не требуется.

Каким образом ЭСД окажется в ЛесЕГАИС, сегодня решается. Данные из ЭСД, помимо отправки на RFID-метку, могут поступать в «контейнер» на смартфоне, который использовался для записи, и «улетать» в ЛесЕГАИС автоматически, как только телефон окажется в зоне покрытия сети. Такой способ вроде бы уже принят, однако смартфон с информацией может появиться «в сети» не скоро либо вовсе не выйти в зону.

Для того чтобы максимально повысить шанс передачи ЭСД в ЛесЕГАИС и скорость этой передачи, можно увеличить количество передающих устройств. Например, при каждом считывании ЭСД, скажем, проверке инспектором ДПС, контейнер с данными может передаваться на устройство считывания, и тогда информация в ЛесЕГАИС может быть передана уже с двух смартфонов. Ну а вероятность того, что устройство инспектора попадет в зону покрытия, значительно выше.

Также ЭСД обязательно считывается при приемке в пункте назначения. Таким образом, каждый контакт со считывающим устройством создает копию документа и обеспечивает передачу ЭСД в систему учета древесины и сделок с ней с максимальной скоростью.

Дублирование данных предотвращается: каждый ЭСД снабжен уникальным идентификационным номером (ID), и при повторной передаче в систему ЛесЕГАИС автоматически примет один контейнер, а второй и последующие с таким же ID сотрет. И конечно, информация из ЭСД будет сопоставляться с отчетами о фактических отгрузках.

А как составить сопроводительный документ, если предстоит возврат? Например, на фанерный комбинат приезжает машина с фанкряжем, но качество сырья не удовлетворяет покупателя, он полностью или частично отказывает в приемке и отправляет машину поставщику обратно.

В ЭСД указаны пункты отправления и назначения в одну сторону, а вот составить ЭСД на обратную перевозку некому, ведь уполномоченное лицо от поставщика далеко не всегда находится на площадке покупателя. К тому же, если возврат частичный, помимо пунктов отправления и назначения, изменится и объем транспортируемой древесины. Да и после отбраковки логично перевести бревна из кода «бревна для лущения» в «балансы» или «дрова». В общем, данные, указанные в ЭСД, должны поменяться.

Как поступать в таком случае, сейчас обсуждается, разрабатываются варианты. В рамках пилотных проектов наиболее перспективные предложения протестируют, и будет внедрено лучшее решение.

Вернемся к пилотному проекту Иркутской области. В сердце Сибири и первом по объемам заготовки регионе России для учета мест складирования древесины (пунктов приема, переработки и отгрузки) используется система «Лесрегистр».

Иркутская система «Лесрегистр» позволила сформировать карту складов древесины и еще много чего выяснить. Вкупе с ЭСД и рядом дополнительных решений появляется возможность создания подробной карты транспортировки древесины. Баланс прихода и ухода лесоматериалов на складах позволяет формировать экономические карты районов и регионов любого масштаба. Вся эта информация дает возможность проследить цепочки поставок и детально разобраться с рынком древесины в стране.

При такой прозрачности у Рослесхоза и правоохранительных структур появляется действенный инструмент для борьбы с незаконной заготовкой древесины и нелегальным оборотом лесоматериалов.

Например, сегодня органам власти известно, что в лесничестве N, расположенном в определенном районе определенного субъекта РФ, в аренду сданы площади с определенным запасом древесины. Если в прослеживаемой схеме появится дополнительный объем, подозрительно превышающий разрешенный, то, скорее всего, в рассматриваемом районе ведется незаконная заготовка.

Для определения места незаконных порубок можно будет точечно провести космический мониторинг, а также направить в район инспекцию. Таким образом, располагая картографической информацией, лесная охрана сможет контролировать заготовку и борьбу с нелегальными лесорубами гораздо эффективнее, работая не по всему региону, а проводя точечные проверки.

Не стоит забывать о пользе балансового подхода и для сбора статистических данных и проведения анализа. На базе ЛесЕГАИС появится информация о балансе сырья и продукции на складах с географической привязкой, а также о динамике реализации продукции в регионах.

Переданные в Росстат, Минпромторг, Минэкономразвития и другие ведомства, эти данные позволят значительно точнее составлять баланс спроса и предложения, прогнозировать развитие рынков, оценивать экономическую ситуацию и своевременно реализовывать высокоэффективные адресные программы поддержки предприятий.

Таким образом, при прозрачном и прослеживаемом рынке можно будет создавать региональные и федеральные проекты, нацеленные на поддержание и развитие бизнеса. Тогда будут выявлены перспективные экономические регионы, в которые следует направлять дополнительные стимулирующие ассигнования. И ни для кого не секрет, что точечные, адресные меры всегда эффективнее «ковровых бомбардировок», при которых усилия распыляются по региону, не давая никакого результата.

Результаты реализации пилотных проектов и законопроекта в целом при должном применении могут способствовать бурному росту ЛПК России. Автоматизация и цифровизация снимут часть нагрузки с предприятий (например, не придется вести реестр мест складирования, он сформируется автоматически).

Не исключено, что работа с ЭСД позволит в дальнейшем отказаться и от лесохозяйственных отчетов об использовании лесов, и от отчетов по декларациям о сделках, так как сам по себе ЭСД внутри ЛесЕГАИС наглядно показывает отгрузку, и не только в объемном выражении, но и географически, по сортиментам и прочее.