Летнаб Киселев. На татами с огнем

текст: Наталья Повольнова, фото: из личного архива Александра Киселева

416
Александр Киселев, летчик-наблюдатель и командир центрального звена Лесопожарного центра Красноярского края

Пять месяцев в году, с апреля по август, – самая горячая во всех смыслах слова пора для Александра Киселева. Он – летнаб, летчик-наблюдатель и командир центрального звена Лесопожарного центра Красноярского края. За штурвалом, на патрулировании территорий и тушении лесных пожаров, он ежемесячно проводит до 50 летных часов.

Проникнуться профессией

В Лесопожарный центр Александра Киселева привело стечение обстоятельств. Отслужив в армии, он получил диплом экономиста и пробовал воплотить юношескую мечту о МЧС. Мечта о работе для сильных телом и духом реализовалась, но особым образом – в 2011 году друг Александра, Алексей Анатольевич Романов – командир Эвенкийского звена – пригласил его в диспетчерскую службу Лесопожарного центра (ЛПЦ) Красноярского края. Именно она собирает информацию и обрабатывает сводки по лесным пожарам в регионе. Александр вспоминает: «Дмитрий Александрович Селин, руководитель ЛПЦ на тот момент, сказал: “Попробуй! Если проникнешься, поймешь, что твое, будем работать”».

Александр проникся, да так, что уже через два года отправился в Пушкино, в Учебный авиационный центр при ФГУ «Авиалесоохрана». 8 месяцев учебы, десяток дисциплин – от метеорологии и психологии до взрывного дела и устройства самолетов – и Александр Киселев стал дипломированным летчиком-наблюдателем. «Когда в первый раз поднялся в небо за штурвалом самолета, было секундное замешательство: показалось, что это не мое. Но объяснимая неуверенность новичка быстро сменилась интересом, который не угас и по сей день. На разной высоте земля выглядит по-разному. Забрался на тысячу метров – это самая удобная высота для патрулирования, картинка как на карте; снизился на 50 метров – и уже все иначе. Управление самолетом чем-то похоже на вождение машины: визуально привязываешься к территории и знаешь, что вот тут будет поворот направо, а тут – гористая местность. Для летнаба лесничества, которые он патрулирует, это как дорога с работы до дома – знаешь каждый «поворот». И это очень помогает: если случился пожар, можно сразу спрогнозировать, откуда делать отжиг, где на пути огня встанут естественные преграды и проч.», – рассказывает Александр.

Через два года после получения диплома летнаб Киселев возглавил центральное звено Лесопожарного центра Красноярского края. В его подчинении пять авиаотделений – оперативных точек, на каждой из которых одновременно находится от одного до нескольких воздушных бортов, отряд десантников и парашютистов. За штурвалом самолета в качестве летчика-наблюдателя Александр проводит по 30–50 часов в месяц, принимая непосредственное участие в руководстве тушениями лесных пожаров.

«Летающий менеджер» по тушению пожаров

В зоне ответственности Лесопожарного центра Красноярского края около 2 млн га леса. Эта территория разделена на 20 оперативных точек – авиаотделений, структурированных таким образом, чтобы при авиапатрулировании и мониторинге наземными службами вся площадь подпадала под осмотр.

Мониторинг лесопожарной обстановки ведется несколькими способами. Это и Информационная система дистанционного мониторинга Федерального агентства лесного хозяйства (ИСДМ-Рослесхоз) – обнаружение термоточек идет через спутники; и с помощью авиа- и наземного мониторинга – частота вылетов и выездов зависит от класса пожарной опасности. «Класс пож опасности – КПО – рассчитывается по сложной формуле с использованием таких показателей, как точка росы, текущая температура окружающей среды, температура за предшествующий день и проч. В зависимости от КПО – он может быть от 1 до 5 – производится определенное количество вылетов и выездов для мониторинга: вся конкретика прописана в соответствующих регламентах. Однако есть множество нюансов. Например, если прогноз метеорологов «сбывается» в день патрулирования, на территории проходят ливневые осадки, решение о вылетах может быть перенесено на последующие дни», – поясняет Александр Киселев.

Летчик-наблюдатель – ключевое лицо не только в процессе обнаружения возгорания, но и при непосредственном тушении пожара. По сути, летнаб – это «летающий менеджер», контролирующий процессы пожаротушения. «Первым делом необходимо понять, на территории какого именно лесничества произошел пожар – от этого зависит в том числе и то, откуда будут стянуты силы на тушение возгорания. Параллельно анализируется площадь распространения пожара, его направление, преобладающие породы деревьев и другие факторы, опираясь на которые принимается решение о методах тушения и количестве задействованных людей и техники.

Именно летнаб следит за тем, чтобы не было угроз населенным пунк­там, а если таковые возникают, тут же передает информацию о данном пожаре в региональную диспетчерскую службу Лесопожарного центра, которая, в свою очередь, занимается оповещением таких служб, как МЧС, МВД, администраций районов и населенных пунктов», – уточняет Александр.

Метод тушения пожара всегда выбирается в зависимости от конкретной ситуации. Основные методы борьбы с пожарами – косвенное и прямое тушение. Во время последнего тушение производят пожарные с ранцевыми 20-литровыми огнетушителями, распыляющими воду на расстояние до 8 метров. Основной принцип косвенного тушения – создание минерализованной полосы и обратный отжиг. Для этого от горящей кромки отступают порядка 500 метров, создается минерализованная полоса – почва прокапывается на штык лопаты, пропиливается и проваливается участок леса – так возгорание не перекинется с одной кромки на другую. От опорной полосы создается встречный пал: два огня соединяются и горение по кромке прекращается. В зависимости от ситуации могут быть использованы оба способа тушения, прямой и косвенный. Основные инструменты для борьбы с низовыми лесными пожарами – топоры, мотыги, пилы, лопаты, мотопомпы (в случае, когда недалеко от возгорания расположен источник воды).

Для того, чтобы сбить огонь – перевести пожар с верхового в низовой – может быть также использована авиационная техника с применением ВСУ (водосливного устройство). Как правило, это вертолеты Ми-8, воздушные танкеры Бе-200 или самолет Ил-76, способный перенести от 5 до 42 тонны воды. При этом решение об использовании ВСУ всегда опирается на рациональность и экономическую обоснованность. Если источник воды находится в 2–3 часах полета от источника возгорания, вода может просто испариться от температуры действующей кромки, а кромка огня возобновится вновь при естественном прогреве почвы солнечными лучами.

Победить соперника

Тушение нового лесного пожара – это всегда решение сложного «уравнения» с нуля. В расчет обязательно берется прошлый опыт, но гораздо важнее – текущие «переменные». «Фактор, серьезно осложняющий тушение, – это ветер, во время которого нельзя сделать даже отжиг. Сложно тушить возгорание в гористой местности: новый пожар может спровоцировать скатившаяся с горы тлеющая шишка. Не бывает похожих пожаров. Даже если возгорание будет в одном и том же месте, в разных случаях будут работать разные группы, будут разные условия – ветровые нагрузки, что-то еще. В прошлом году горело в мае, в этом – в августе, и опять другая картина», – рассказывает летнаб Киселев.

Он признается, что именно новизна «картинки» привлекает его в работе больше всего: «Интересно работать, потому что есть большой и своеобразный коллектив: люди, которые борются со стихией и могут прожить несколько дней в полевых условиях, посреди сибирской тайги. Такие люди никогда не откажут в помощи, всегда подставят плечо. Интересно и то, что на этой работе не бывает «дня сурка». Сейчас зазвонит телефон, надо будет вылететь на возгорание – и я не знаю, когда и где закончится этот день».

Среди очевидных минусов работы, говорит Александр Киселев, высокая ответственность и нервное напряжение: «Работа летнаба – это не гражданская авиация, где нужно перевезти людей из точки А в точку В. Часто приходится действовать на задымленной территории, садиться в «молоко», чтобы доставить на тушение пайки, бензин для бензопил и проч. Следить, чтобы во время спуска десантника шнур не запутался о крону дерева – иначе будет стоять выбор: или он, или весь остальной экипаж».

Однако плюсы профессии, место в которой находится целой палитре эмоций и «ролей», все же перевешивают минусы. «В этой работе, конечно же, нужна физическая выносливость. Нужна «голова»: как стратег-главнокомандующий летнаб смотрит на карту и видит, что здесь пожар дойдет до реки и сам встанет, здесь будет встречный отжиг, а здесь пожар слабой интенсивности, он упрется в болото и его надо будет притушить. Профессия затягивает тем, что отрывает тебя от земли – как будто попадаешь в другое измерение, особенно весной и осенью, когда картинка постоянно меняется. За почти 9 лет работы я научился относиться к пожару как к чему-то живому. Это твой соперник, как на татами один борец должен победить другого – это не всегда просто, но очень интересно: победить соперника, победить пожар», – резюмирует командир Центрального звена Киселев.