Сибирский лес в китайской стратегии: сотрудничество или кабала?

Павел Королев, фото: Павел Королев

767
кандидат технических наук, доцент Иркутского национального исследовательского технического университета, Председатель Комитета по развитию лесной промышленности и лесного хозяйства при Союзе «Торгово-Промышленная палата Восточной Сибири» («ТПП ВС»), член Правления Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Иркутской области.

Китай последовательно ведет реализацию своей стратегической концепции «Один пояс – один путь». Программа имеет непосредственное отношение к сибирским лесам. Достаточно вспомнить количество фирм из КНР, занятых в легальной и нелегальной деревозаготовке в приграничных регионах. Своим мнением о планах восточного соседа и связанной с ними политике РФ поделился специалист отрасли Павел Королев.

Основная цель стратегической концепции «Один пояс – один путь» – увеличение экспорта китайских товаров на европейский рынок и импорта природных ресурсов в китайскую экономику из соседних стран, в том числе и из России.

«Новая политика России» при экс­порте древесины включает пилотный проект по чипированию лесоматериалов для предотвращения их незаконной заготовки и оборота. В Иркутской области этот проект китайские лесоимпортеры рассматривают как возможную причину снижения поставок лесоматериалов в Маньчжурию.

Экспорт Иркутской области в 2016 году в секторе деревообрабатывающей промышленности составил 2 млрд долларов США. Лесоматериа­лы экспортируются в 50 стран, однако 75% поставок приходилось на Китай.

Министерство лесного комплекса Иркутской области в 2016 году провело 17 661 проверок. Зафиксировано 3 166 фактов незаконной рубки в объеме 1 112 937,8 м3 с общим ущербом 5,5 млрд рублей. За 2016 год взыскано вреда на общую сумму 26 млн рублей, что составляет 0,5% суммы общего ущерба.

Деятельность китайских лесоэкс­портных фирм приобретает масштаб, угрожающий национальной безопасности России. Существует реальная угроза утраты российского суверенитета над территорией Иркутской области. Это не преувеличение. Вспомним, что в 2015 году на территории 5,3 тыс. га городских лесов Иркутска было незаконно спилено 3 тыс. сосен. Тогда же из 123 пунктов по приему и отгрузке древесины на территории Иркутского района 102 работали незаконно.

В Министерстве лесного комплекса Иркутской области надеются, что данные по чипированию древесины и ЕГАИС будут взаимодействовать и позволят предотвратить незаконные лесозаготовки. Но давайте вспомним провалы их предыдущих «революционных инициатив»:

  1. Были созданы лесные терминалы, а затем отменены.
  2. Были созданы биржевые склады, а затем отменены.
  3. Создали лесную биржу, а потом отменили ее.
  4. Создали пункты приема и отгрузки древесины и отменили их.
  5. Создали ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система учета древесины), но отсутствует межведомственное взаимодействие.
  6. Вновь создали биржевую торговлю лесоматериалами на площадке АО «Санкт-Петербургская Международная Товарно-сырьевая Биржа», но через нее в 2016 году реализовано лишь 5% экспортных лесоматериалов.
  7. Вновь создали пункты приема и отгрузки древесины, но многие предприятия действуют без регистрации или игнорируют региональный закон.

Специалисты лесной отрасли уже не сомневаются в перспективах реа­лизации проекта по чипированию древесины.

Интересная информация была получена после посещения «лесосырьевого хаба» в Маньчжурии. За пределами города расположен промышленный район по переработке лесоматериалов (круглых и сушеных пиломатериалов), поступающих из РФ: Красноярского края, Иркутской области, Бурятии и Забайкалья. Дефицит лесоматериалов здесь составляет более 3 млн кубометров круглых лесоматериалов. Большая часть профильных заводов производят первичную или вторичную переработку сырья и направляют продукт на юг Китая.

Часть лесопродукции начинает использоваться на заводах Маньч­журии для изготовления мебели и комплектов домов. Средняя зар­плата рабочих – 4–6 тыс. юаней (36–54 тыс. рублей). Квадратный метр готового дома из клееного бруса обходится в 3–4 тыс. юаней. Можно предположить, что вскоре такие комплекты домов будут поставляться в Россию из Китая.


Выводы:

  1. Уровень понимания проблем в лесной отрасли специалистами и ответственными лицами несопоставим, но к мнению профессионалов не прислушиваются. Значит, на решение проблемы незаконных лесозаготовок в Иркутской области можно не надеяться.
  2. Такой проблемы нет, например, в Архангельской области. Стоит задуматься почему.
  3. Российские власти в отличие от китайских, мыслят не стратегически, а тактически. Это делает перспективу закабаления и колонизации России практически неизбежной.

Во всей промзоне нет даже небольшой кучки опилок или отходов лесопиления или деревообработки. Все используется для производства дополнительной продукции. Нет дыма от пожаров – гореть просто нечему.

Журнал «ЛПК Сибири» №3 / 2017

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!