spot_img

Лесной комплекс России в 2020–2021 годах

текст и фото: Агентство лесопромышленной аналитики WhatWood

Выставки

Для российского ЛПК 2020 г. в целом прошел под влиянием двух событий: эффект и последствия COVID-19, а также под медийно-резонансным решением руководства страны в очередной раз декриминализовать отрасль – на этот раз окончательно запретить экспорт круглых лесоматериалов в виде хвойных и ценных пород древесины.

В 1–2 кв. 2020 г., в период полного непонимания возможного масштаба последствий COVID-19 и начала коронакризисных ограничений, первые прогнозы звучали неутешительно. Сценарии развития потребительского спроса варьировались от глубокого и продолжительного спада потребления не только на период локдаунов, но и после них на фоне прогнозируемых падений доходов и роста уровня безработицы и до более оптимистичных прогнозов, когда домохозяйства, располагая накоплениями, будут использовать их на ремонтные работы, улучшение жилищных условий, обновление мебели и пр. Как показывает российская практика, в стрессовых кризисных ситуациях крупные компании оказываются более устойчивы к возникшей ситуации неопределенности. «Компании-единороги» российского ЛПК смогли получить поддержку государства, а многие из них – даже избежать останов производства в разгар локдаунов. В наиболее уязвимой ситуации оказался сегмент малых и средних предприятий ЛПК.

Россия: производство деревянной мебели в 2019–2020 гг. поквартально (млн шт.)

На фоне пессимистических ожиданий и ограничений в марте-мае 2020 г. все сегменты лесного сектора продемонстрировали спад деловой активности и снижение объемов производства. В этот период заготовка древесины сократилась на 10% г/г, производство пиломатериалов на 9% г/г, производство древесных плит на 20–30%. В сегменте ЦБП пострадали отдельные виды продукции: газетная и офисная бумаги. По группе тарных картонов, упаковки, СГИ очевидным было стремительное развитие потребления по всем потребляющим отраслям (кроме мебельной промышленности), и особенно со стороны сегмента электронной торговли.

В сегменте древесных плит ситуация развивалась по аналогичному сценарию. После вынужденных остановов в апреле-мае 2020 г. комбинаты восстановили производственные показатели и вывели мощности до полной загрузки в конце 3–4 кв. 2020 г. Мебельная промышленность испытала во 2 пол. 2020 г. небывалый спрос и количество заказов продукции. Толчком к росту спроса послужили средства, направленные государством на поддержку семей с детьми в период локдауна, льготные ипотечные программы, реализуемые государством в 2020 г. и 1 пол. 2021 г., а также средства, накопленные домохозяйствами на семейный отдых и перенаправленные на улучшение условий проживания после отмены летних отпусков в 2020 г. Как показали социологические опросы населения, мебель оказалась в топ-перечне товаров, на которые были направлены реальные расходы населения наравне с компьютерами, программным обеспечением, лекарствами, медицинскими товарами. Не исключено, что ситуация с перенаправлением семейных расходов повторится и в 2021 г.

Вклад продукции в общий объем выручки лесного комплекса в 2009–2020 гг (трлн руб.)

Давление, оказываемое на производителей ДСП, MDF/HDF со стороны мебельной промышленности, а также нехватка действующих мощностей (из-за останова некоторых производителей) привели к острому дефициту предложения древесных плит. Древесно-плитные заводы и были обеспечены заказами до конца мая 2021 г.

Одним из самых неожиданных эффектов от влияния COVID-19 стал экстремальный рост цен на продукцию ЛПК как на российском, так и на мировых рынках. Так, цены на лесосырье на внутреннем рынке выросли в среднем на 20–30%, пиломатериалы – на 50–60%, древесные плиты на 80–120%; спрос и заказы на индивидуальное домостроение выросли на 30–50%.

Такая ситуация характерна не только для российского ЛПК. На рынке США, Европы со 2 пол. 2020 г. наблюдается рост активности строительных и ремонтных работ, одним из драйверов которых также выступили перенаправленные средства между статьями семейных бюджетов. В сегменте пиломатериалов на американском рынке практически каждый месяц достигается новый исторический ценовой максимум.

Бенчмарк на маркерный Western S-P-F KD 2×4 #2&Btr в апреле 2021 г. поставил новый исторический рекорд – $465/м3. Канадские производители пиломатериалов направили большую часть своих потоков в соседние Соединенные Штаты, уменьшив продажи в Китай. Это способствовало открытию для российских поставщиков пиломатериалов новых возможностей на китайском рынке. Одним из важных моментов, который оказывал сильное влияние на глобальные потоки лесной продукции на мировом рынке, оказались логистические провалы и разрыв цепочек поставок.

Китай «закрылся» первым весной 2020 г., и потоки товаров значительно сократились, нарушились выстроенные десятилетиями логистические цепочки и взаимодействия.

В результате российские экспортеры (всех видов продукции) ощутили дефицит контейнеров, рост тарифов на перевозку грузов морем. Дополнительным напряжением при отгрузке продукции через сухопутные погранпереходы с Китаем стали ограничения пропускной способности с китайском стороны и регулярно объявляемые конвенции с российской стороны. Сроки движения вагонов от заводов к погранпереходам значительно увеличились, не редко наблюдалось скопление груженных вагонов на границе. Не простые условия тем не менее не остановили продажи пиломатериалов в Китай, а перебои в поставках стали одной из причин роста цен на пиломатериалы в Китае в 2021 г.

Стоит отметить, что такой рост цен (апрель 2021 года: 410$/м³ CFR китайский порт, #1-4 SF, 26002-83, KD 18–20%) носит беспрецедентный характер и зафиксирован впервые за историю российско-китайских торговых отношений. Российские производители на фоне слабого рубля отражают стабильно положительные результаты продаж в своих отчетах.

Структура экспорта из России лесной продукции в 1998–2020 гг. (млрд долларов США)

Ожидаемо, что 2021 г. будет решающим для российских компаний, осуществляющих экспорт круглых лесоматериалов. Президент РФ поручил ввести запрет на вывоз из страны необработанной или грубо обработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород с 1 января 2022 г. В первую очередь поручение направлено на борьбу с нелегальной заготовкой, а во вторую – на увеличение переработки круглых лесоматериалов внутри страны. Здесь стоит отметить несколько сценариев развития действий российских производителей в 2022 г.:

  • лесопильные заводы, которые экспортируют пиловочник тех диаметров и качества, которые не могут распиливать сами, могут столкнуться с проблемой потери выручки;
  • отсутствие сбыта для лесоматериалов балансовой группы (недостаточное количество ЦБК и плитных заводов в Сибири) внутри страны усугубит ситуацию;
  • запрет на экспорт хвойных балансов приведет к затоваренности рынка и снижению их стоимости (актуально для Сибири и Дальнего Востока);
  • не исключается спад объемов лесозаготовки, перераспределение производственных затрат на другие сортименты (пиловочное сырье, фанерный кряж) и увеличение их стоимости, что приведет к повышению производственных издержек;
  • усиление сделок M&A активов на рынке лесопиления.

Перед лесопромышленниками стоит задача в течении года принять решение относительно дальнейшего развития своего бизнеса. За ситуацией наблюдают страны-партнеры, работающие с российскими экспортерами пиломатериалов на одних рынках. Увеличение объемов лесопиления на текущих мощностях имеет ограничения: среднеотраслевая загрузка в 2020 г. составила 80%. И тем не менее маленький резерв есть.

Дополнительные предложения пиломатериалов на рынки окажут давление на цены и рентабельность продаж. Но обратного пути нет. Не исключено, что негативные ожидания от запрета экспорта на горизонте 3–5 лет превратятся в импульс развития для отрасли. Кроме того, российский ЛПК получил бесценный опыт, когда негативные ожидания трансформировались в рост.

spot_img
spot_img
spot_img

Читайте также:

- Advertisement -spot_img