spot_img

«Ковровские котлы»: 20 лет экспертизы в биоэнергетике

текст: Наталья Шварц, фото: пресс-служба компании «Ковровские котлы»

Выставки

Компания «Ковровские котлы» – пионер отечественной биоэнергетики. Богатый опыт по проектированию, изготовлению, установке и сопровождению теплового оборудования, работающего на различных типах биомассы, позволяет компании реализовывать самые сложные проекты.

О перспективах развития биоэнергетики в России на площадке выставки «Эксподрев» журнал «ЛПК Сибири» поговорил с директором красноярского представительства завода «Ковровские котлы» Владимиром Будановым.

Владимир Юрьевич, «Ковровские котлы» работают в направлении биоэнергетики уже порядка 20 лет. Однако особую актуальность в российской и зарубежной повестке эта тема получила сравнительно недавно. Получается, ваша компания опередила время?

Это суждение верно лишь отчасти. Проблема утилизации отходов деревообработки не нова – она была и в Советском Союзе, и в ранней России. Но тогда разработанного для этой задачи оборудования именно в России не существовало, поэтому деревообрабатывающие предприятия выходили из положения кто как мог. В большинстве случаев приобретали угольные котлы и переделывали их для сжигания биомассы. При этом за рубежом уже на том этапе котлы на биотопливе производились и были достаточно эффективны.

Так исторически сложилось, что порядка 20 лет назад в тему биоэнергетики пришла и компания «Ковровские котлы». Первые поставки пришлись на 2002–2003 годы – на первоначальном этапе это были небольшие и крайне простые, в сравнении с нынешними образцами, но тем не менее работоспособные котлы на биотопливе. В изготовлении этого оборудования опирались как на свой опыт – в числе основателей компаний конструкторы с серьезным опытом в машиностроении, и конечно же изучали мировой опыт. Сплав опыта и практики работы, понимание особенностей сжигания биотоплива, которое нельзя сравнить ни с углем, ни с жидким топливом, дали хорошие результаты. Знаковым можно считать 2005 год – тогда в Ангарск компания поставила котел мощностью 1,5 МВт.

Таким образом, шаг за шагом, проект за проектом, пришли к изготовлению котлов большой мощности. Справедливо говорить не просто о котлах, а об автоматизированных котельных комплексах, управлять работой которых можно удаленно – по сети Интернет. Сегодня компания серийно изготавливает котлы до 10 МВт включительно. По индивидуальным заказам готовы изготовить и котлы большей мощности – до 50 МВт, промышленная площадка и оборудование позволяют реализовывать и такие проекты.

Как строится процесс работы над новым проектом? И о каких сроках реализации, как правило, идет речь?

Отправная точка для работы – техническое задание от заказчика. Котельная может быть либо построена «в чистом поле», либо в существующем помещении. В последнем случае конструкторы обследуют помещение и дают заключение: возможно ли разместить в нем оборудование и что для этого требуется (расширение помещения, увеличение его высоты и проч.). Этот этап занимает порядка недели-двух. Далее мы предлагаем технологическое решение заказчику, а он, в свою очередь, передает его проектировщикам. Многое зависит от проектной организации – проектирование может доходить до полугода.

К вопросу о сроках – все индивидуально и зависит от множества нюансов. Во-первых, от типа котла: в нашей линейке только серийных водогрейных котлов насчитывается три десятка вариантов, а есть еще паровые и термомасляные. Затем из типовых элементов – котел под топливо различной влажности, топливоподача под разную фракцию топлива, автоматика попроще, среднего или высочайшего уровня, системы дымоотведения и золоудаления – формируется совсем нетиповая котельная на одном или нескольких котлоагрегатах. Без серьезной технологической проработки не обойтись! Учитывать стоит и такие аспекты, как состав оборудования, срок монтажа и пр. Для общего понимания приведу пример проекта в Кодинске, где на лесопильном предприятии были построены два котла по 5 МВт. Проект реализовывался с нуля – от проектирования до запуска в эксплуатацию, и занял в общей сложности 9 месяцев, но это был своего рода рекорд.

Кто сегодня основной клиент компании?

Порядка 70% – это клиенты из сферы ЛПК, в первую очередь, деревообрабатывающие предприятия, которым необходима энергия для технологических нужд: работы сушильных камер, получения пара или термомасла, в случае производства фанеры и ДСП.

30% клиентов – заказчики из сферы ЖКХ. К слову, один из заметных проектов в этой сфере был реализован именно в Красноярском крае, в городе Кодинске. Проект предусматривает установку двух котлов мощностью 20 МВт, работающих на отходах лесопиления. Биокотельная позволит утилизировать значительный объем подобных отходов: с учетом запланированного режима работы плановый расход топлива составит в годовом исчислении порядка 75 тысяч тонн.

Сейчас на биокотельной в Кодинске проходит серия пусконаладочных испытаний. Согласно расчетам, котельная сможет закрыть порядка 40% зимнего расхода Кодинска по тепловой энергии.

Насколько перспективно направление биоэнергетики именно для сферы ЖКХ?

Безусловно, это очень перспективно, особенно в случае районов, где есть биотопливо, где работают лесоперерабатывающие предприятия. К примеру, в Иркутской области, которую можно назвать одной из самых продвинутых в России в вопросе биоэнергетики, нами реализовано огромное количество проектов. Это как муниципальные котельные, так и котельные, работу которых в рамках концессионных соглашений развивают частные инвесторы. И в том и в другом случае котельные на биотопливе приходят на смену нефтяным и мазутным котельным. Особо показательны в этом смысле северные районы Иркутской области, где работает много биокотельных. Например, в одном лишь Усть-Куте нами еще в 2013–2014 годах было возведено три котельных на биомассе.

Тогда возникает другой вопрос: что тормозит развитие биоэнергетики в Сибири и в России в целом?

В первую очередь, все упирается в экономическую эффективность. Котельные на биотопливе однозначно эффективнее в сравнении с использованием жидкого топлива или электроэнергии, как самого дорогого вида энергии. Однако, если мы будем сравнивать биотопливо и уголь, особенно с учетом того, что Красноярский край – регион угольный, то экономическая эффективность от использования биотоплива окажется не столь значительной, чтобы быть инвестиционно привлекательной. Плюс нельзя отрицать и существование угольного лобби.

Вот показательный пример. В Алтайском крае на крупном холдинге «Алтайлес» мы заменили 4 угольных котла на котлы на биотопливе – перед предприятием стояла задача утилизировать свои отходы. Это были муниципальные котельные, которые «Алтайлес» взял в рамках концессии. Работа котельных продлилась лишь четыре года, потому что направление оказалось низкорентабельно.

И если в случае ЛПК биоэнергетика может и должна быть встроена в технологическую цепочку: предприятиям надо высушивать пиломатериалы, получать тепловую энергию, утилизировать отходы производства. То в случае ЖКХ все гораздо сложнее, и во многом упирается в политическую волю. Однако, если смотреть на текущую практику, подавляющее число реализованных нами проектов в ЖКХ, это все же проекты частных инвесторов, которые пришли за эффективностью и прибылью. Примеры проектов, финансируемых региональными бюджетами, пока единичны.

Компания «Ковровские котлы»
Энергетические комплексы под ключ на кородревесных отходах и биомассе
8 (800) 222-90-00, +7 (49232) 444-88
geyser-msk@termowood.ru, www.termowood.ru

spot_img
spot_img

Новости

spot_img

Читайте также:

- Advertisement -spot_img