spot_img

«ТЕПЛОРЕСУРС»: энергия из коры

текст: Андрей Примак, фото: Андрей Примак, пресс-служба ООО ПО «ТЕПЛОРЕСУРС»

Выставки

На выставке «Сиблесопользование» в городе Братск редакция журнала «ЛПК Сибири» познакомилась и пообщалась с замечательным человеком, специалистом, душой болеющим за свое производство и продукт, производителем котельного оборудования на МВТ, генеральным директором ООО ПО «ТЕПЛОРЕСУРС» Дмитрием Мажаровым.

Добрый день, представьтесь, какую компанию вы представляете?

Меня зовут Мажаров Дмитрий Анатольевич, я являюсь собственником и руководителем производственного объединения «ТЕПЛОРЕСУРС».

Как давно на рынке ваша компания? Чем занимается компания?

Уже 15 лет мы занимаемся тем, что производим теплогенерирующее оборудование, работающее на кородревесных отходах. Это именно кора, щепа, опилки. Кроме того, наше оборудование может работать на любом МВТ, т.е. любое топливо, возобновляющее. Это может быть и торф, и пеллеты, и солома, пыль, лузга, гречиха. Все что угодно из МВТ мы способны утилизировать, превращать в тепловую энергию либо в пар, либо в нагрев термомасла.

Если брать в процентном соотношении, вы перечислили торф, лузга, гречиха и древесные отходы. Что больше всего превалирует?

Безусловно, наше основное направление – это сжигание кородревесных отходов. Сейчас в отрасли огромная проблема, с которой сталкиваются лесопереработчики. Поскольку из остального всего можно получить дополнительный отход, превращая опилки в ту же пеллету, или пиникей, или брикеты RUF, но саму кору, кроме того, как сжечь, по-другому не представляется возможным.

Как изменился спрос в связи с изменением в законодательстве? Имею в виду, что всех заготовителей и переработчиков обязали утилизировать или перерабатывать древесные отходы? Как это повлияло на спрос?

Безусловно, стоит отдать должное, что все эти меры дают свои плоды. Не так быстро это происходит, как хотелось, но стоит отметить, что количество пеллетных производств в России стремительно увеличивается, рынок пеллет растет. Единственное – внутренний спрос в стране минимальный, все ориентируются на экспорт и на реэкспорт. Но благодаря этому все можно превратить в какой-то субпродукт, кроме кородревесных отходов. Поэтому спрос именно на сжигание коры за последние 3–4 года существенно увеличился. Причем увеличился ввод именно больших мощностей.

Дмитрий, а этот спрос увеличили искусственно или он реально есть?

Нет, он реально есть. В нашей сфере невозможно ничего искусственно увеличить. Лесопильные производства не могут искусственно увеличить количество пилмата, а количество отходов всегда соизмеримо с количеством производимого пилмата. 50% это же условный отход. Раньше все называли отходом. Но на самом деле это все условный отход, который можно переработать. Тут щепа будет занимать порядка 20–30%, кородревесные отходы – 10–15%, опил – 10–15%, и все это можно превратить в какой-то конченый продукт, кроме кородревесных отходов. Кору ни во что не превратишь. Ее нужно либо отправлять на полигоны, либо сжигать в установках, получая тепловую энергию.

Но ведь кора на полигонах просто гниет?

Да, безусловно, это естественный способ. Но принцип кородревесных отходов, что при большом скоплении они самовоспламеняются, т.е. преют, горят, и в этом нет ничего хорошего.

Если взять, к примеру, сферу ЖКХ, то при условии нынешнего законодательства, энергетического и угольного лобби как можно применить ваши котельные на биотопливе для отопления поселков, да тех же самых деревообрабатывающих и лесопильных производств?

Да, безусловно, нам нужно разделить технологическое тепло, которое используется для собственных целей внутри замкнутого предприятия и сферу ЖКХ. Сфера ЖКХ – это очень интересное направление. Моя компания строила не одну котельную при переводе на МВТ. Мы строим и поселковые котельные при переводе на отопление и локальные, и районные. Действительно, эта схема рабочая при условии перевода котельных с мазута или с угля. Т.к. газовому хозяйству альтернатива слабая даже пеллетная котельная. Слишком большой срок возврата капитала, и стоимость гигакалорий относительно того же газа значительно выше. Поэтому однозначно это интересно с точки зрения экологии. Во главу угла нужно ставить экологическую обстановку, например на тех же угольных котельных. Тут нужно понимание, что количество шлама, образующегося при сжигании угля, невозможно никуда дальше использовать. Количество тех вредных выбросов и огромная зольность, которая получается при уносе остатков продуктов горения после угольной котельной, – это настоящий кошмар. Наверняка все видели угольную котельную зимой – вокруг черный снег. Вокруг биотопливной котельной такого не бывает, поскольку современное оборудование позволяет использовать все продукты сгорания с максимальным коэффициентом полезного действия. Наше оборудование открыто, там 88% КПД.

А в каких регионах уже установлены ваши котельные? Вы сказали, что стоят уже в некоторых поселках?

Да, у нас первичный опыт был 12 лет назад, мы делали 12 МВт котельную в Нижегородской области, отапливающую целый поселок. Строили и в Ленинградской области, ставили и в Иркутской области.

Сколько население поселка?

Поселок был населением порядка 10 000 человек. Речь не идет, что это целый поселок, центральная котельная была переведена на кородревесные отходы полностью. Она до сих пор функционирует.

А как относятся к вашей технологии застройщики малоэтажных коттеджных поселков? Приходится общаться?

На сегодняшний день люди боятся котельных на МВТ. Поскольку такие котельные требуют большего внимания к себе, нежели чем газовая. Кроме того, биотопливо пока не может конкурировать с газом, т.к. никаких дотаций от государства мы не получаем. Если на европейском рынке все прозрачно, и они получают дотации от использования тех же пеллетных котлов. Яркий пример, в Европе порядка 40–50% потребителю возмещается от стоимости оборудования.

Купил котел за 10 000 евро, 5 000 евро государство тебе компенсирует. У нас же таких программ, к моему большому сожалению, нет, поэтому изначальная стоимость пеллетного оборудования выше, чем газового.

Иными словами, я правильно понимаю, что нужна здоровая конкуренция? Газ, уголь, энергетика и биоэнергетика?

Ну, скажем, конкуренция существует. Газовое хозяйство, к примеру, очень сильно развито у нас в стране. Естественно, где есть газ, там МВТ будет просто не востребован. Что касается угля, то уголь у нас достаточно дешевый и гигакалории на угле достаточно дешевые. Другое дело, что только на бумаге хорошо работают угольные котельные. Реальный КПД там очень низкий. Качество угля хромает, и замещение просто всех угольных котельных на МВТ приведет к спаду в угольной промышленности. Поэтому это невозможно сделать разово. Процесс перехода должен идти поступательно, постепенно. В этом плане, конечно, существует яркий пример даже здесь, в Иркутской области. В Усть-Куте в этом году переводят котельную на кородревесные отходы. Собираются и в Усть-Илимске переводить. В этом направлении ведется работа, и правительство что-то делает, просто это достаточно медленный процесс.

Здесь же прежде всего процесс экологии и субсидирования (квоты)?

Да, первое – это экология!

Благодаря нашим технологиям, мы позволяем уменьшить выбросы в атмосферу и иметь реально чистое тепло. Я имею в виду взамен угольной котельной – зимой белый снег. Это яркий показатель эффективного использования.

Какая у ваших котельных максимальная производительность?

На сегодняшний день мы ограничены только нашим потребителем. Сегодня мы изготавливаем котельную 10 МВт в одном котле. Это позволяет строить нормальную котельную 30–40 МВт из 3–4 котлоагентов.

Т.е. если потребителю надо больше, мы можем делать и больше?

Да, конечно, но на сегодняшний момент это внутренний спрос, к примеру лесопереработчиков, упирается в диапазон до 10 МВт в одном корпусе, и никто не старается заниматься гигантоманией и строить больше. Конечно, если заниматься вопросами ТЭЦ, то мощности у ТЭЦ гораздо выше – это от 100 МВт, да и класс оборудования должен быть другой. Кроме того, мы зажаты в рамки именно транспортирования этого оборудования, потому что оно достаточно емкое и большое. Строить его в труднодоступных местах проблематично. Каждый заказчик жаждет увидеть готовое заводское решение, которое быстро приедет и смонтируется, самое главное – быстро запустится и начнет выдавать теплоэнергию.

Если брать Сибирь в целом, Красноярск и Красноярский край, есть ли спрос на ваши котельные? По линии губернатора прошла информация, что котельные в поселках будут переводиться на МВТ. Работаете в этом направлении?

На самом деле да! Движение есть, и это главное. Но я думаю, что Иркутская область – пионер в этом деле. Здесь гораздо больше котельных переводится на МВТ. Я думаю, что в скором времени и Красноярский край подтянется к этому вопросу. Нужно, наверное, просто время – наш главный ресурс. Львиная доля в этом вопросе зависит напрямую от муниципалитетов, которые должны продвигать это направление. Если взять котельную в Усть-Куте, то согласование длится уже пятый год! В этом году прошли только торги. Т.е. в следующем году заработает эта котельная.

Дмитрий, а в чем у вас как у бизнесмена сложности в работе с административным ресурсом?

Сложности в самом взаимодействии. С федеральными властями проблем нет никаких. Проблема заключается в том, что это очень длинный процесс, и мы на него никак нем можем повлиять. Сколько ты бы ни стучался – нет толку. Есть целевое финансирование, есть программы. Там, где есть эти программы, они работают. Это же не памятники строятся, действительно переводятся котельные, строятся, они приносят позитив. Предложений на рынке котельных очень много, но программы пока есть не везде, и они не очень большие.

Затронули вы тему технологических котельных. У меня есть информация, что фирма «Краслес­инвест» в Богучанском районе Красноярского края установила котельную литовского производителя на МВТ. Как в России идет процесс перехода? Слышал и фирма «УЛК» в Архангельской области тоже монтирует котельную для собственных нужд.

Да, я вообще считаю, что на сегодня мы достигли того уровня, что нам абсолютно не стыдно показать свои технологии производства. Соглашусь, что, допустим, 10–15 лет назад уровень наших знаний и оборудования был очень низок. Те же прибалты, перенимая опыт европейских партнеров, создавали более качественный продукт. 10 лет я на постоянной связи, работая со своими европейскими партнерами (немцы, австрийцы), могу четко сказать, что на сегодняшний день наше качество оборудования и технологий производства не хуже, чем у них. Единственное, в России мы сталкиваемся с проблемой материалов, которые на нашем рынке более низкого качества. Тот же металл и теплоизоляционный материал. Однако мы постоянно ездим, обучаемся у наших партнеров. Перенимаем у них новый опыт, технологии, инновации. Я могу смело заявить, что сегодня мы делаем достойное оборудование европейского уровня.

Дмитрий, а как вы решаете проблему низкого качества материалов?

Мы берем материалы с запасом по прочности. Где можно было использовать тонкий металл, приходится использовать более тяжелый. Ну и стоит отметить, что рынок теплоизоляционных материалов за последние 5 лет в России изменился. Коэффициент теплопроводности у отечественных материалов стал гораздо ниже. Все двигается вперед. Мы тоже не стоим на месте и стараемся поддерживать и развивать собственный продукт.

Если взять рынок России, открывая любой журнал, сайт, портал – везде реклама котельных, как раньше было с сушильными камерами. Почему?

Я не могу сказать, что большое количество производителей промышленного оборудования. Мы говорим о мощностном ряде свыше 5 МВт. В России, на самом деле, два производителя, кто может сделать такие мощности. Мы находимся в одном городе – Ковров, но не имеем никакого отношения друг к другу. Остальные – это только цифры на бумаге. Они не могут делать такой продукт – это я знаю точно.

Дмитрий, как вы думаете, как дальше в России будет развиваться рынок котельных на МВТ, рынок биоэнергетики?

Я уверен, что в нашем городе он будет точно развиваться, потому что у нас сеть здоровая конкуренция между двумя производствами, которые в принципе идут разными направлениями и имеют разные технологи, а это значит и разные продукты. Но в конечном итоге от этого будет выигрывать только потребитель, поскольку он будет иметь возможность выбора того или иного оборудования. А мы, в свою очередь, подстегиваем друг друга к быстрой модернизации, к внедрению новых технологий и инноваций. И здоровая конкуренция, чтобы каждый представлял свое оборудование с такими новшествами, которых на сегодняшний момент нет у конкурентов.

Вы сказали про ваших земляков. Это гонка вооружений или холодная война?

Я бы сказал, что, скорее всего, – это разумный бизнес!

ПО “Теплоресурс”
+7 (49232) 5-76-28, +7 (49232) 5-76-28
info@pkko.ru, www.pkko.ru

spot_img
spot_img

Новости

spot_img

Читайте также:

- Advertisement -spot_img