More

    Дмитрий Теплов, директор КРМЗ: «Мы начали производство оборудования по выпуску OSB независимо от иностранных производителей»

    Выставки

    В декабре 2023 г. на лесоперерабатывающем заводе в селе Частые (Пермский край) было запущено производство OSB мощностью 15 тыс. м3 в год. Эта новость была бы рядовой, если бы не одна деталь – установленное оборудование для выпуска плит было полностью российского производства. Основную часть технологической линии изготовил Краснокамский ремонтно-механический завод (КРМЗ).

    В интервью агентству WhatWood директор предприятия Дмитрий Теплов рассказал о том, как пришла идея создания проекта, особенностях производства и установки российского оборудования, а также перспективах строительства небольших деревообрабатывающих линий из полностью российских комплектующих.

    Расскажите подробнее про КРМЗ. Чем занимается предприятие, в каких отраслях работает?

    Краснокамский ремонтно-механический завод находится в Пермском крае, в г. Краснокамске. Территориально это рядом с Пермью. На нем работает 250 человек. В прошлом году заводу исполнилось 50 лет, я работаю здесь уже более 20 лет. Завод занимается достаточно многими направлениями. Основные из них – это машиностроение и металлообработка.

    За эти годы сформировалось несколько направлений, по которым мы работаем. Те ниши, в которых мы трудимся, – это оборудование для сельского хозяйства, горно-шахтной промышленности. Также работаем в сфере базальтовых технологий и производим деревообрабатывающее оборудование. Чтобы решить вопрос изготовления какой-то производственной линии, нужно обладать компетенциями по изготовлению нестандартного оборудования. Такой опыт у нас есть.

    С какими компаниями вы в основном сотрудничаете? Есть ли среди них предприятия, связанные с деревообработкой?

    В основном мы сотрудничаем с инжиниринговыми компаниями по тем направлениям, которые я перечислил. В сфере деревообработки такая компания есть в Перми – это «Неопарма». Непосредственно в этой компании разрабатывают проект, изучают спрос на оборудование. Далее мы со своей стороны занимаемся его производством.

    Когда и как появилась идея изготовить линию для производства OSB?

    – Идея появилась более 10 лет назад, и мы обсуждали ее с «Неопармой». Зачастую перед лесопромышленными предприятиями встает вопрос утилизации неделовой древесины, которая остается на делянках. Можно перерабатывать ее в щепу либо делать брикеты или пеллеты, а можно производить из нее OSB. В свою очередь, в нашем регионе для этого все есть.

    Пермский край – это территория, где 3 млн м³ расчетной лесосеки. Здесь многое связано с лесопереработкой. У нас очень много деревообрабатывающих предприятий: фанерные комбинаты, производство бумаги, в том числе и газетной. По-моему, 2% мирового рынка газетной бумаги выпускают у нас в Соликамске.

    Также в Краснокамске, где находится наше предприятие, располагается огромный комбинат ЦБК «Кама». В настоящий момент на нем производят мелованный картон и мелованную бумагу. К слову, с этим комбинатом мы ведем переговоры по установке линии производства OSB, так как перед его руководством также стоит вопрос переработки неделовой древесины.

    Проблема заключается еще и в том, что OSB производится на крупных комбинатах мощностью более 300 тыс. м³ в год. Их строили иностранные компании. Такой комбинат, например, есть в Кирове. Той лесосеки, которая находится в Кировской обл. не хватало для обеспечения сырьем этого предприятия. Соответственно, оно привозило сырье из близлежащих регионов, в том числе из Пермского края. Наши деревообработчики, которые производят пиломатериалы и домокомплекты, были вынуждены отправлять неделовую древесину в Кировскую обл. Однако возили они ее туда, практически не получая никакого дохода, потому что затраты на транспортировку почти перекрывали стоимость отправляемого лесосырья.

    Дмитрий Теплов, директор КРМЗ: «Мы начали производство оборудования по выпуску OSB независимо от иностранных производителей»

    Поэтому возникла идея локального производства OSB на небольших мощностях 15–30 тыс. м³ в год, которое бы закрывало потребности одного-двух муниципальных районов. Это бы, в свою очередь, снизило затраты на логистику, а деревообработчики повышали бы свою рентабельность при поставках неделовой древесины.

    Стоит отметить, что в Пермском крае также производят смолу, которая используется как связующее вещество при производстве OSB. Этим занимается компания «Метафракс». Таким образом, появилась цель наладить выпуск OSB на множестве небольших заводов по России. Ранее их не строили, потому что не было подходящего оборудования, а то, которое привозили иностранные компании, было ориентировано на крупные производственные мощности: 200–300 тыс. м³ в год и более.

    Поэтому стояла задача создать документацию и разработать оборудование для небольшого завода, произвести его и запустить. В итоге мы реализовали такой проект с клиентом из Пермского края. То есть мы изготовили оборудование для уже подготовленного помещения.

    Сама идея принадлежала «Неопарме» так как основной род ее деятельности – подбор оборудования для деревообрабатывающих компаний. Раньше она использовала в основном импортное оборудование, однако всегда стоял задача сделать что-то российское. «Неопарма» увидела рыночную перспективу запуска таких небольших производств. С нашей стороны была цель произвести данную линию. В целом стояла задача собрать команду в России, которая была бы способна реализовать такой проект.

    КРМЗ смог полностью изготовить линию по выпуску OSB? Или кто-то еще принимал участие в производстве оборудования?

    Наш завод участвовал в производстве основной линии: изготовил узлы стружечного станка, сепаратор барабанного типа, бункеры сырой и сухой стружки, сушильную камеру, осмолитель, формирователь стружечного ковра и систему транспортеров.

    Часть оборудования было поставлено из других регионов. Пресс был произведен в Вологодской обл. Отмечу, что это очень сложный агрегат. Котлы заказывались в Коврове. Также пришлось поискать на стороне производство специализированного оборудования: металлических колец диаметром три метра. Его изготовили в Сибири.

    Понятно, что в одиночку мы бы не смогли полностью произвести эту линию, поэтому она изготавливалась в кооперации с несколькими заводами. Примечательно, что это была полностью российская линия.

    Дмитрий Теплов, директор КРМЗ: «Мы начали производство оборудования по выпуску OSB независимо от иностранных производителей»

    Сейчас много говорится о технологическом суверенитете, то есть о том, что оборудование должно производиться в России. Это как раз пример того, как мы начали производить оборудование по выпуску OSB независимо от иностранных производителей. За аналоги брались иностранные единицы оборудования. Это различные бункеры, осмолители, сушильные камеры и прочее. Смотрелось, что есть вообще в мире на рынке подобного оборудования. Затем это все проектировалось и в дальнейшем изготавливалось.

    Кто непосредственно будет оказать сервис по обслуживанию и текущему ремонту данной производственной линии?

    Данный функционал мы передали «Неопарме». С нас, например, поставка и монтаж запчастей. Так как мы находимся в России, то можем достаточно оперативно произвести и поставить нужные для предприятия детали. В этом есть большой плюс, потому что для импортного оборудования сейчас поставки запасных частей очень проблематичны. Например, в ЦБП сейчас с этим большие проблемы.

    Какой примерный ценовой диапазон стоимости завода OSB такой небольшой мощности?

    Если брать производственную мощность в 15 тыс. м³ в год, то это от 200 до 400 млн руб. Все зависит от того, есть ли готовое помещение или нет. Причем мы можем как просто поставить технологическую линию, так и совместно с партнерами смонтировать промышленное здание и установить внутри оборудование. То есть мы можем комплексно поставить полностью завод.

    В чем заключалась самая большая сложность в реализации этого проекта?

    Как таковых нерешаемых вопросов не было. В целом наши технологии позволяют производить подобное оборудование. В Вологодской обл. специально для этого проекта был изготовлен станок глубокого сверления плит для их равномерного нагрева при производстве. Это уникальная технология для нашей страны.

    Планирует ли КРМЗ разработку технологий по другим деревообрабатывающим линиям?

    Да, есть и другие технологии, которые мы обсуждаем с «Неопармой». Они связаны с каркасным домостроением. Но у нас, еще раз повторю, основная проблема – это платежеспособный спрос. В данном случае небольшим производителям достаточно проблематично получать инвестиционное финансирование. Тем более с текущей процентной ставкой. Это, в свою очередь, затрудняет реализацию многих проектов. Для многих технологий мы просто не можем иногда найти компанию.

    У нас есть желающие, но на каком-то этапе при заключении договора с банком у них возникают проблемы в части получения финансирования. Поэтому основная проблема в том, что механизм инвестиционного кредитования зачастую недоступен для небольших производителей.

    На ваш взгляд, какие перспективы для страны дает производство небольших деревообрабатывающих линий из полностью российских комплектующих?

    Недавно был принят закон о технологическом суверенитете. Это как раз концепция того, что нам нужно переходить на российские технологии. Нюанс в том, что мы можем разработать эту технологию, но затем ее еще нужно внедрить и обеспечить платежеспособный спрос. Поэтому мы пока не говорим о каких-то уникальных разработках после того, как запустили один завод по производству OSB, потому что это не влияет на картину в целом в масштабах всей страны.

    Когда будут построено около ста заводов, тогда мы уже можем говорить, что покрываем свои потребности в продукте и готовы экспортировать его в другие страны. Главное, чтобы у большого количества компаний была возможность внедрять эту технологию, ставить и производить конечный продукт на таких линиях.

    Читайте также: