spot_img

Ольга Калюжная, ассоциация «Русский лес»: «ЛПК – сильно недооцененная в России отрасль для инвестиций»

Текст: Наталья Шварц, фото: пресс-служба ассоциации "Русский лес"

Выставки

От отсрочки уплаты арендных платежей за использование лесов до совершенствования механизма ПИП – только за последние несколько месяцев Национальная ассоциация лесопромышленников «Русский лес» внесла десятки предложений, отстаивающих интересы предприятий ЛПК России. Значительная часть этих инициатив уже реализована в конкретные инструменты и решения. О работе отрасли в условиях санкций, перспективах ПИП и привлекательности ЛПК для инвесторов издание «ЛПК Сибири» поговорило с президентом ассоциации «Русский лес» Ольгой Калюжной.  

Ольга Викторовна, в условиях санкционного давления ЛПК России столкнулся со множеством вызовов. Какую работу по развитию отрасли в целом и поддержке ее участников в новой реальности ведет ассоциация «Русский лес»?

– Поддержка бизнеса и создание благоприятных условий для деятельности предприятий отрасли – одна из основных задач ассоциации «Русский лес». Этими вопросами ассоциация занимается из года в год, в том числе в рамках отраслевых мероприятий. Например, на площадке Национального лесного форума, который проходил под эгидой Государственной Думы и при поддержке Минприроды России, Рослесхоза и ассоциации «Русский лес», при участии ассоциации были сформулированы предложения, которые нашли свое отражение в поручении Президента РФ от 6 ноября 2020 г. («Перечень поручений по итогам совещания по вопросам развития и декриминализации лесного комплекса»). В их числе – стимулирование рынка деревянного домостроения; стимулирование рынка биотоплива; государственная поддержка строительства объектов лесной и лесоперерабатывающей инфраструктуры, необходимых для реализации инвестиционных проектов; стимулирование строительства лесных дорог.

Ольга Калюжная, ассоциация «Русский лес»: «ЛПК – сильно недооцененная в России отрасль для инвестиций»

Что касается поддержки участников отрасли в условиях санкционного давления – в начале марта этого года ассоциация «Русский лес» вошла в состав антикризисной рабочей группы Минпромторга России. Ее ключевая задача – выработка решений по поддержке лесопромышленного комплекса в новых реалиях. Кроме этого, ведется адресная работа с Минприроды России и Рослесхозом, а также профильными Комитетами Государственной Думы и Совета Федерации. В июне представители ассоциации приняли участие во встрече с министром природных ресурсов и экологии РФ Александром Козловым и заместителем министра Сергеем Аноприенко, где также обсуждались меры поддержки отрасли. В июле – в ряде мероприятий, организованных Советом Федерации, в том числе в заседании совета по развитию лесного комплекса РФ при вице-спикере Юрии Воробьеве.

Важным инструментом при этом является взаимодействие с крупнейшими бизнес-объединениями. Ассоциация – член «ОПОРЫ РОССИИ», Российского союза промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палаты РФ, а также взаимодействует с «Деловой Россией». Так, Комиссия «ОПОРЫ РОССИИ» по лесопромышленному комплексу и лесному хозяйству, которую возглавляет ассоциация «Русский лес», инициировала и направила в Правительство РФ предложения о мерах поддержки отрасли.

О каких именно инициативах идет речь?

– В общей сложности было сформулировано более двадцати предложений. Среди основных – введение моратория на расторжение договоров аренды лесных участков до 31.12.2022 г.; продление сроков реализации инвестиционных проектов в области освоения лесов; сокращение сроков оформления разрешительной документации; рассмотрение возможности введения отсрочки по уплате арендных платежей за использование лесов в целях заготовки древесины. Большой пакет предложений касался материально-технического обеспечения предприятий лесного комплекса. В их числе – отмена пошлин на оборудование, комплектующие, расходные материалы и запасные части из Китая, не имеющие аналогов в РФ; предоставление приоритетного доступа к железнодорожной инфраструктуре Восточного полигона для продукции из древесины; поддержка создания и развития инжиниринговых центров на базе ведущих вузов, а также в виде приоритетных инвестиционных проектов и частно-государственного партнерства для стимулирования лесного машино- и станкостроения и др.

Какие-то из этих инициатив уже воплотились в реальные решения?   

– По некоторым из предложений уже есть не только решения, но и результаты. Так, введен мораторий на плановые проверки в рамках федерального государственного надзора; сокращены сроки проведения государственной экспертизы проектов освоения лесов для заготовки древесины – не более 15 дней, для остальных видов использования лесов – до 10 дней; продлен срок действия лесных деклараций; на 12 месяцев продлены сроки реализации инвестпроектов и т.д.

Кроме того, Минприроды России подготовлен проект нормативного акта, согласно которому предлагается в текущем году осуществлять платежи по договорам аренды лесных участков для заготовки древесины, исходя из фактического объема заготовленной в 2022 году древесины. Также разработан законопроект об отмене до 31 декабря 2024 года запрета на предоставление лесных участков в аренду для заготовки древесины, если таксация лесов проведена более 10 лет назад. В нынешних условиях это важные меры поддержки.

Какие направления сейчас в приоритете для дальнейшего расширения мер поддержки?

– Основными проблемными точками на сегодня остаются логистика, оснащение производств техникой, оборудованием, технологиями, запчастями и переориентация рынков сбыта. Мы находимся в постоянном диалоге с бизнесом, профильными ведомствами. В июле в Иркутске с участием губернатора Иркутской области Игоря Кобзева прошел Съезд лидеров «ОПОРЫ РОССИИ», на котором ассоциация организовала круглый стол по ЛПК. Совместно с участниками отрасли зафиксировали проблемные вопросы и узкие места, которые еще предстоит «расшить». Работа по этим задачам продолжается.

Ольга Калюжная, ассоциация «Русский лес»: «ЛПК – сильно недооцененная в России отрасль для инвестиций»
Фото: пресс-служба “ОПОРЫ РОССИИ”

За последние 10 лет реализация ПИП стала главным драйвером роста ЛПК России. Текущая повестка накладывает ограничения на этот механизм?

– Последние данные «Рослесинфорга» показывают, что даже в сложной экономической ситуации ЛПК остается привлекательной отраслью для инвесторов. В первом полугодии 2022 года объем вложений в лесопромышленный комплекс составил 44,2 миллиарда рублей – примерно на треть больше, чем за тот же период прошлого года. Больше всего проектов развивается сейчас в Сибири и на Северо-Западе России. Наиболее крупные производства – целлюлозно-бумажные, а самые распространенные – изготовление пиломатериалов. По экспертным данным, наиболее крупные компании в этом сегменте, реализовавшие самые значительные ПИПы, – группа «ИЛИМ», Segezha Group и компании-участники ассоциации «Русский лес».

Ассоциация «Русский лес» участвует в подготовке и реализации ПИП на протяжении почти 10 лет. С нашим участием уже реализовано 5 проектов, а еще 5 проектов сейчас в разных стадиях подготовки и выполнения. Среди реализованных при непосредственной поддержке ассоциации проектов – ПИПы, ставшие каждый в своем регионе флагманом лесоперерабатывающего комплекса. Приангарский ЛПК в Красноярском крае: объем инвестиций – 2,97 млрд рублей (131,1% плана). В январе 2014 года введен в эксплуатацию новый лесоперерабатывающий завод производительностью 300 тыс. куб. м пиломатериалов в год. На предприятии трудоустроено 970 человек – превышение плана более чем в 3 раза.

«Красфан» (Красноярский край) – объем инвестиций составил более 2,5 млрд рублей. Это уникальный случай в современной истории ЛПК нашей страны, которым мы вполне заслуженно гордимся. Было восстановлено производство на площадке бывшего ООО «Енисейский фанерный комбинат», проведена реконструкция, ремонт зданий завода, восстановление и модернизация технологического оборудования, приобретены объекты основных средств, лесозаготовительная техника. Мощность оборудования позволяет выпускать 200 тыс. куб. м фанеры в год. Создано порядка 450 новых рабочих мест. («Красфан» – флагманское предприятие Segezha Group в регионе. – Прим.ред.)

Ольга Калюжная, ассоциация «Русский лес»: «ЛПК – сильно недооцененная в России отрасль для инвестиций»

«Кодинская ЛПК» (Красноярский край): объем инвестиций – порядка 800 млн рублей. В рамках ПИП введено в эксплуатацию технологическое оборудование (линия лесопиления, линия сортировки, сушильный комплекс, строгальная линия, пеллетная линия), лесозаготовительная техника и технологический транспорт. Мощность оборудования позволяет выпускать в год почти 190 тыс. куб. м пиломатериалов и 24 тыс. тонн пеллет. Создано 160 новых рабочих мест.

В Иркутской области из восьми реализуемых на сегодня приоритетных проектов три проекта – это участники ассоциации: «Старвуд» в городе Усть-Кут, «ДеКом» в Братске и «Магистраль-Транзит» в Казачинско-Ленском районе. Все проекты – глубокая переработка древесины. Проект «Старвуд» реализуется непосредственно при нашем участии, кроме этого, мы сопровождаем подготовку еще 4 проектов в разных регионах.

То есть даже в условиях санкций ПИП как механизм развития отрасли не потерял свою актуальность?

– Опираясь на наш опыт, могу с уверенностью сказать: ПИП – действительно рабочий механизм для возведения объектов лесной отрасли. Но есть и сложности как в плоскости регулирования, так и в плоскости реализации. Остро стоит вопрос с пересекающимися у разных проектов участками леса (постановление Правительства РФ от 23.02.2018 № 190 по приоритетным проектам в ЛПК). Очень распространенный кейс: две или несколько компаний претендуют на один и тот же участок леса. Критериев отбора лучшей заявки в таком случае у субъекта нет. Здравый смысл говорит – заявка с более выгодными для региона показателями должна выигрывать. Но так бывает далеко не всегда. Сейчас один из участников ассоциации – компания «Базис» – оказалась именно в такой ситуации.

Заявка на включение в перечень ПИП проекта «Базиса» была отобрана Минлесхозом Красноярского края, утверждена Рослесхозом, а затем Рослесхоз с нарушением всех процедур отозвал свое решение в пользу конкурирующей компании на основании заявления. Насколько мы знаем, аргументы, приведенные в этом заявлении о компании «Базис», не соответствуют действительности. Сейчас ситуацию рассматривает суд и правоохранительные органы, которые дадут оценку действиям ведомств. Мы ожидаем, что этот кейс станет прецедентом. Пока же такая коллизия остается серьезным препятствием и несет существенный риск для инвестора.

Какие еще по мнению бизнеса требуются изменения в регулировании ПИП?

– Чтобы ответить на эти вопросы, в июле ассоциация инициировала в Государственной Думе совещание по вопросам совершенствования законодательства в сфере приоритетных инвестпроектов в области освоения лесов. Присутствовали бизнес, законодатели, представители профильных ведомств. Итогом обмена мнениями стало несколько принципиальных предложений. Так, считаем необходимым предоставить возможность инвесторам заключать договоры аренды лесных участков с даты включения инвестиционного проекта в соответствующий перечень.

Еще один сдерживающий фактор для инвесторов сегодня – это возможность заготовки древесины до ввода в эксплуатацию инфраструктуры, предусмотренной проектом. Сейчас это 6 месяцев. Мы считаем, что целесообразно предусмотреть более ранний срок освоения лесов – как минимум за 12 месяцев до начала таких работ.

Также важно продлить сроки реализации инвестпроектов еще на один год – в связи с усложнившейся логистикой и отказом производителей из недружественных стран поставлять лесоперерабатывающее оборудование и лесозаготовительную технику. Инвесторам это даст дополнительную уверенность в том, что государство и бизнес действуют в единой логике. При этом речь не идет о повсеместном освобождении инвесторов от ответственности – мы говорим о временных мерах.

Каковы перспективы инвестиционных проектов в лесной сфере на фоне текущей экономической ситуации и санкционного давления?

– Основное изменение, которое нас ждет и которое уже начинает происходить, – переориентация отрасли на новые рынки сбыта и страны-партнеры, а также усиление внутреннего рынка. Внутренний рынок – это не только сбыт. Это весь потенциал отрасли – кадры, наука, развитие промышленных производств.

В целом, ЛПК – сильно недооцененная отрасль в нашей стране с точки зрения вложений. Россия – крайне богатая на природные ресурсы территория. Но и нам нужно учиться устойчиво использовать эти ресурсы. Развитие глубокой переработки древесины – именно такой вектор. Для функционирования отрасли необходимы соответствующая техника, оборудование, технологии, квалифицированные кадры. Все это потенциал для инвестирования, в том числе в человеческий капитал.

Вместе с тем российский ЛПК – один из самых рентабельных секторов бизнеса. Сроки окупаемости проектов – в среднем 5–7 лет (ЦБК – более 10 лет). С точки зрения рентабельности продаж сектор ЛПК находится в верхних строчках по сравнению с другими отраслями экономики: рентабельность 10–25%! Очень привлекательные для инвесторов условия вложения средств и получения доходности.

Текущий период – время трансформации работы отрасли. Вероятно, новые иностранные инвестиции в российский ЛПК сократятся, но есть отечественные инвесторы – они хотят вкладывать в те сегменты отрасли, которые в предыдущие годы не получали развития. Кроме того, все возможности есть и для того, чтобы начать восстанавливать российское станко- и машиностроение, инжиниринг, технологии, спрос на которые раньше покрывался иностранными компаниями.

spot_img
spot_img
spot_img

Читайте также:

spot_img