От топора до лесного комбайна.Часть VIII

текст: Геннадий Миронов, фото: Геннадий Миронов

191
Формирование каравана

Продолжаем рассказывать о шагах научно-технического процесса в лесной промышленности Красноярского края и соседних регионов. Часть VIII.

Доставлять заготовленную древесину по воде научились с незапамятных времен, когда выяснилось, что бревно не тонет, легко скатывается в реку и без большого труда поднимается на берег в месте приплава.

Водный транспорт леса в Красноярском крае интенсивно стал развиваться в конце 20-х – начале 30-х гг. с переходом на молевой сплав, который сперва применялся на реках Базаиха и Мана, вблизи берегов которых шла массовая заготовка древесины. Период сплава был очень коротким, длился буквально пару недель во время весеннего паводка. В итоге лишь половина сортиментов в доходила до устья рек. Там ее ловили, связывали в плоты или кошелями доставляли в Красноярск, на лесопильные заводы. Остальные бревна рассеивалась по берегам, островам или просто тонули в реке. Однако вскоре удалось отладить технологию молевого сплава, и он на долгие годы стал преобладающим для леспромхозов, заготавливающих древесину в бассейнах таких рек, как Абакан, Бирюса, Мана, Оя, Колба, Кунгус, Агул, Кан, Чуна, Усолка.

В 1931 году от Усть-Манской гавани до Красноярска (остров Пашенный) был сооружен лесосплавной лоток. Для этого вдоль Енисея, на расстоянии 10–12 м от правого берега, установили сплошную бону – ряд последовательно связанных друг с другом бревен. По такому искусственному руслу бревна, поступившие молем с Маны, беспрепятственно продолжали свой путь по Енисею, к рейдам лесопильных заводов. Прибитые к берегу сортименты отталкивали баграми рабочие, равномерно расставленные вдоль всего лотка. Позднее рядом с берегом установили вторую бону и надобность в рабочих отпала. Подобное сооружение надежно служило несколько десятилетий, вплоть до прекращения молевого сплава по Мане.

Плот на буксире

Организация интенсивного плотового сплава по Ангаре и Енисею началась в конце 20-х гг. Для этого Комитет Севморпути завербовал опытных сплавщиков с Волги и Камы, которые показали, как вязать большие многорядные плоты волжского типа объемом до 8 тыс. куб. м., а главное, как ими управлять во время сплава без буксировки. Для управления плотами стали устанавливать реи, а также прикреплять к ним толстые цепи-волокуши для торможения на участках с быстрым течением. На Стрелковском рейде из ангарских и казачинских плотов формировались караваны, которые самостоятельно шли по Енисею до Игарки и Дудинки. В 1937 году там же был поставлен рекорд – сформирован и отправлен самосплавом в Игарку караван из плотов объемом около 40 тыс. куб. м.

Однако самосплав плотов приш­лось постепенно свернуть, так как огромные массы древесины на фарватере мешали судоходству. Поэтому доставка плотов с лесом по Енисею в 1940 году была передана Енисейскому речному пароходству.

В 1954 году в пос. Стрелка, расположенный на полуострове в устье Ангары, была переведена Енисейская сплавная контора, созданная в начале 30-х годов. Стало возможным с минимальными экономическими затратами сплавлять по течению круглый лес, добытый на берегах Ангары, Енисея, Бирюсы, Чуны, Усолки, Тасеевой.

На береговых складах в леспромхозах, примыкающих к Ангаре и Енисею, вся раскряжеванная древесина без сортировки складывалась на берегу в беспрокладочные штабеля и весной лебедками скатывалась в воду, в предварительно установленные запани с сортировочными двориками. С наступлением навигации заготовка и вывозка древесины останавливалась и все рабочие-лесозаготовители, все работоспособное население, включая подростков из ближайших поселков, привлекались на рейдовые лесосплавные работы – сортировку, увязку в пучки, формирование плотов и прочие операции.

На рейде у поселка Артюгино, Богучанский район

В 70-е годы по Ангаре и Енисею от 700 до 1 200 плотов и кошелей в каждую навигацию доставляли от 5 до 6,5 млн куб. м. лесных грузов. С каждым годом количество плотоединиц сокращалось, зато увеличивался их объем – от 4 до 6 тыс. куб. м. Часть древесины, доставленной с Ангары, переформировывалось в Стрелке, примерно 0,5 млн куб. м. уходили на буксире в Игарку и Дудинку. Свыше 1 млн куб. м. грузилось на баржи и отправлялось в Красноярск на лесоперевалочный комбинат, ДОК, ЦБК.

В 1975 году половина транспортируемой водным путем древесины доставлялась молевым сплавом, 43% – плотами и остальные 7% перевозилась судами.

В 60-е – 70-е гг. широкое распространение получила береговая технология подготовки леса к сплаву, которую вначале использовали в Ангарском, Богучанском, Манзенском и Пинчугском леспромхозах. Суть ее в том, что древесина укладывалась в штабеля вдоль береговой линии, на специально построенных пирсовых стенках, пучками из бревен, обвязанных проволокой. Затем пучки формировались в плоты и с наступлением навигации отправлялись в путь. Формирование плотов шло гораздо быстрее, чем при традиционной технологии формирования пучков на воде. Сброс пучков выполнялся башенными кранами, трудоемкие ручные операции были сведены к минимуму.

Однако потери древесины, неизбежные негативные экологические последствия заставляли руководителей лесной отрасли постепенно свертывать молевой сплав как по Мане, так и по другим рекам региона и ставить вопрос о его полном запрещении.

Формирование плота

Водный транспорт доставлял немало и других проблем, основной из которых была посадка плотов на мель. С 1972 по 1980 гг. было зарегистрировано 370 случаев подобных аварий. Самым неудачным стали навигации 1979 и 1980 гг., когда на мели оказались соответственно 77 и 63 плота. Причина – очень низкий уровень воды в Ангаре. Причем нередко севший на грунт плот полностью перекрывал судоходное русло и останавливал все судоходное движение по реке. В 1982 году в разных местах Ангары из-за раннего ледостава на вынужденную зимовку были оставлены 23 плота общим объемом 170 тыс. куб. м. древесины. Бревна после аварий плотов выносило в Енисей, ее вылавливали специальные бригады и жители прибрежных сел и поселков и своим ходом доставляли на рейды сплавных контор.

В 1987 году под давлением общественности, обеспокоенной экологическим проблемами лесопользования, было принято решение поэтапно выводить реки Красноярского края и Хакасии из молевого сплава. К 1991 году полностью был прекращен молевой сплав древесины по всем рекам России, в том числе и в Красноярском крае. Теперь лес к потребителю доставляется или баржами-лесовозами, или крупными плотоединицами.

Журнал «ЛПК Сибири» №4 / 2018

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!