spot_img

Пошлины рубят ЛПК Дальнего Востока под корень

текст: Александр Барабанов, фото: owos.ru, newforestpro.ru

Выставки

Дальний Восток – территория, обеспеченная одной из богатейших лесосырьевых баз в мире и крупнейшей в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако после введения заградительных пошлин на вывоз кругляка ЛПК региона развивается по пессимистичному сценарию – из отрасли выходят крупные инвесторы, закрываются лесозаготовительные и деревообрабатывающие предприятия. Главное же, взгляды власти и бизнеса на развитие ЛПК Дальнего Востока диаметрально разнятся.

Переломным в развитии ЛПК Дальнего Востока, где леса занимают основную часть земельного фонда – 504,2 млн га или 81% площади региона, стал 2017 год.

Пошлина раздора

Постановлением Правительства от 12 декабря 2017 года «О тарифных квотах на отдельные виды лесоматериалов, вывозимых за пределы Российской Федерации в третьи страны» была введена тарифная квота только в отношении дальневосточной древесины – ели саянской, пихты белокорой, лиственницы даурской. Экспортировать это сырье, как и ранее, можно было в объеме до 4 миллионов кубометров ежегодно, однако ставка вывозной таможенной пошлины увеличилась до 13% вместо прежних 6,5%, действовавшей для всех экспортеров леса.

Одновременно начался поэтапный рост пошлины вне квоты – до 80%. При этом было выдвинуто требование увеличивать долю продукции лесопереработки. Так, на начало 2018 года она должна была быть не менее 20% от общей стоимости вывозимой за рубеж ели, пихты и лиственницы, с 1 января 2019-го – не менее 25%, с 1 января 2020-го – не менее 30%.

С 1 января 2021 года установлена планка в 35%. Для всей остальной территории РФ таких требований нет – там предприятия ЛПК получают квоту вне зависимости от наличия деревообработки. Закреплены в постановлении и другие меры регулирования, затрагивающие только субъекты Дальневосточного федерального округа (ДФО). Например, требуется письменно подтвердить наличие у участника ВЭД лесоперерабатывающих мощностей с указанием максимально возможного и действительного объема производства, а также доказать отсутствие задолженности по налогам, сборам, пеням, штрафам, процентам.

Введение пошлин, которые участники лесной отрасли тут же окрестили заградительными или запретительными, напрямую отразилось на ЛПК Дальнего Востока. В первую очередь, на объемах экспорта. По информации управления лесопромышленного комплекса министерства промышленности Хабаровского края, экспорт из региона круглого леса падает ни первый год. Если в 2018 году из края вывезли 4,4 миллиона кубометров, в 2019-м – 3,2, по итогам 2020-го на экспорт пошло порядка 2,8 миллиона кубометров. Падают и совокупные объемы экспорта леса из ДФО. Так, за 10 месяцев 2020-го экспорт необработанной древесины и лесоматериалов из регионов Дальнего Востока снизился на 10% по отношению к аналогичному периоду прошлого года (данные Дальневосточного таможенного управления).

Увеличенные таможенные пошлины сделали продажу леса за рубеж нерентабельной. Затраты на организацию лесорубочных работ, зар­плату работникам, транспортировку древесины с делянок и за границу превысили продажную стоимость кругляка, установившуюся на мировом рынке леса и лесоматериалов. В результате чего в 2020 году ряд предприятий отрасли даже временно приостанавливали процесс лесозаготовок. Склады предприятий были переполнены, но из-за заградительной пошлины продукция не шла ни на экспорт, ни на внутреннее лесопиление.

Оппозиция мнений

О плачевном положении дел в отрасли дальневосточные лесопромышленники ни раз заявляли в высоких кабинетах. Так, еще в начале 2020 года ассоциация «Дальэкспорт­лес», на участников которой приходится 52% лесозаготовки и 80% деревообработки в ДФО, просила премьер-министра Михаила Мишустина ввести мораторий на повышение экспортной пошлины на вывоз необработанного леса. (На тот момент с 1 января 2020 года пошлина выросла с 25 до 60%). Как отмечалось тогда в обращении, эти меры «довершают крах отрасли» и грозят потерей 17,8 тыс. рабочих мест. Ассоциация заявляла о необходимости установить для кругляка дальневосточных хвойных пород экспортную пошлину в 6,5%.

Однако обращение результата не возымело. Более того, чиновники еще раз подтвердили твердую позицию правительства РФ по сохранению пошлины, подчеркнув, что значительное повышение экспортных пошлин на необработанную древесину направлено на увеличение глубокой переработки древесины в России и создание рабочих мест. Чиновники подчеркивают и то, что о таком сценарии развития отрасли участники рынка знали заранее – впервые он был обнародован в 2007 году, а значит, могли принять соответствующие меры для модернизации производств.
Напомним, что и механизм экспортных тарифных квот на круглые лесоматериалы из пород древесины, произрастающих исключительно на территории Дальнего Востока, вводился именно как инструмент для сокращения процента экспорта круглого леса от общего объема заготовки в Дальневосточном регионе, который был значительно выше, чем в среднем по стране. Этот механизм должен был перенаправить поток круглого леса с экспорта на внутренний рынок и загрузить как действующие, так и простаивающие лесоперерабатывающие мощности сырьем.

Важный нюанс: развитие лесной отрасли в ДФО в Правительстве напрямую увязывают с проектом строительства в регионе ЦБК. Планируется, что комбинат сможет объединить всех крупных заготовителей ДФО, которые будут передавать сырьевую базу на баланс кому-то из крупных технологических партнеров.

Другой механизм развития глубокой переработки древесины в ДФО – расширение строительства домов из древесины в регионе в рамках Дальневосточного гектара, что также может способствовать развитию лесопромышленного комплекса и должно увеличить объемы глубокой переработки древесины на Дальнем Востоке.

Чтобы поддержать работу отрасли на переходном этапе, Минпромторг направил в Правительство предложения по улучшению обстановки на Дальнем Востоке. В числе предложенных мер значилось бессрочное сохранение механизма квотирования и сохранение размера квот на уровне 4 млн кубометров (предполагалось сокращение до 2 млн кубометров с 2021 года).

Также министерство предложило обнулить вывозную пошлину на балансы в рамках квоты, а на пиловочное сырье снизить ее до 6,5%. В министерстве пояснили, что из 20 млн кубометров древесины, заготовленной на Дальнем Востоке в 2019 году, около 5 млн кубометров экспортируется в страны АТР в необработанном виде, еще 11 млн кубометров перерабатывается в РФ, а оставшийся объем приходится на балансы, тонкомеры и низкокачественную древесину. Как отмечали в Минпромторге трансформация такой сложной отрасли, как ЛПК, требует времени, а все принимаемые меры – это «игра в долгую», нацеленная на плавные, но стратегические изменения в лесопромышленном комплексе Дальнего Востока.

Инвесторы выходят из леса

Удар по ЛПК Дальнего Востока нанесла и пандемия. На фоне повышения заградительных пошлин кризис в ЛПК ДФО переживался вдвойне болезненнее. Вспышка коронавирусной инфекции спровоцировала резкий спад производства в Китае, вследствие которого спрос на древесину упал на 20–50%, что заметно отразилось на ценах.

Кроме того, один за другим начали срываться контракты на поставки. Снижение цен и спроса стало не единственной сложность. Закрытие пунктов пропусков на границе с КНР в конце января 2020 года и введение новых фитосанитарных норм также негативно сказались на отрасли. В середине прошлого года рухнул рынок шпона в Японии. В итоге остановилось несколько заводов по производству шпона в Хабаровском крае и Приморье, склады этих предприятий стояли переполненными.

Совокупность негативных факторов укоренило продолжающуюся ни первый год тенденцию – предприятия, в особенности небольшие, одно за другим банкротятся («Азия-Лес», «Аркаим») и уходят с рынка или останавливают производства. Сложности в работе испытывают даже флагманы отрасли. Так, о проблемах заявлял лидер лесной индустрии Дальнего Востока, RFP group (№1 по экспорту круглых лесоматериалов в Китай – на компанию приходится 20% российского экспорта в год). Позиция предприятия однозначна: единственная возможность, которая существовала и существует для отрасли на Дальнем Востоке – это экспорт.

RFP group поясняет свое мнение так: только 50% от заготовленной древесины Дальнего Востока подходит для механической переработки, а оставшаяся часть – это «баланс», в него идет высокий процент отбраковки древесины. Плюс специфика работы лидера лесной индустрии Дальнего Востока заключается и в сезонности. Зимой RFP group, как правило, заготавливает больше, а часто и с избытком, лиственницы, летом – ели. Поэтому возникает вопрос о том, куда девать избытки той или иной породы. Китай же принимает все это сырье, его перерабатывают как крупные предприятия, так и огромное количество мелких переработчиков. Запрет экспорта круглого леса приводит к тому, что 30% заготовленной древесины приходится, условно, бросать в лесу или как-то утилизировать, делится данными RFP group.

Важным маркером кризиса отрасли на Дальнем Востоке служит и тот факт, что «из леса» выходят крупные инвесторы. Так, в середине прошлого года широко обсуждалась новость о том, что бизнесмены Роман Абрамович, Александр Абрамов и Александр Фролов – им принадлежит 58% акций RFP – намерены продать часть своих активов. Основная причина такого решения – высокий уровень долга холдинга (по данным на 2016 год он составлял 16,5 млрд руб.). Тогда аналитики отрасли указывали на то, что лесная промышленность Дальнего Востока находится в серьезном кризисе, основной причиной которого стало последовательное повышение пошлин на экспорт необработанного леса. Ситуация усугубляется торговой войной Китая и США – по совокупности факторов спрос на лесные ресурсы, а вслед за ним и рентабельность лесного бизнеса снижаются ни первый год.

По данным ассоциации «Дальэкспортлес», особенно болезненно кризис в ЛПК Дальнего Востока переживают жители северных монопоселков. Закрытие предприятий оставляет людей без средств к существованию. «Дальэкспортлес» приводит такие оценки: в 2020 году в Хабаровском крае потерять работу могли порядка 10 тыс. человек, занятых в лесной и деревообрабатывающей промышленности. Совокупные цифры по Дальнему Востоку в разы больше – без средств к существованию могли остаться почти 70 тыс. человек (с учетом членов семей).

Ущерб – непоправимый

Несмотря на кризис в отрасли – в том числе закрытие ряда предприятий, ЛПК Дальнего Востока прирастает новыми игроками. Так, деревоперерабатывающий комплекс по выпуску шпона, фанеры и пиломатериалов возводится в Хабаровском крае. В течение двух лет в пос. Новостройка района им. Лазо появится новый завод, на который смогут трудоустроиться более трехсот человек. Предприятие будет выпускать 25 тыс. кубометров лущеного шпона, 20 тыс. кубометров фанеры, 47 тыс. кубометров сухих пиломатериалов, 15 тыс. тонн топливных гранул и 3 тыс. тонн древесного угля. Во время лесозаготовки населению планируется реализовать до 23 тыс. кубометров дров. Производство будет безотходным – вторичное древесное сырье и образуемые отходы лесопиления предприятие использует на собственные нужды.

Инвестиции в проект составят 757 млн рублей. Срок окупаемости – пять лет. Основная инвестиционная фаза будет осуществлена в течение двух лет. Реализация инвестиционного проекта начнется после издания соответствующего приказа Министерства промышленности и торговли России.

Другой пример – лесоперерабатывающий комплекс «Нью Форест Про», открытый на мощностях бывшего завода «Аркаим» в п. Коппинский Ванинского района Хабаровского края. Компания выпускает продукты лесопиления и пеллеты, а общее количество сотрудников предприятия составляет около 900 человек.

Производственные мощности деревоперерабатывающего комплекса включают в себя три участка: лесопильный цех мощностью 1,2 млн м3 по сырью в год; строгальный цех мощностью 180 тыс. м3 в год; пеллетный цех мощностью 240 тыс. тонн гранул в год. Общая площадь комплекса – 120 га. Расчетная лесосека компании – 716 тыс. м3 древесины в год. «Нью Форест Про» занимается не только лесозаготовкой, логистикой и деревопереработкой, но и возобновлением лесного фонда. Для этого на территории деревоперерабатывающего комплекса организована «ферма» для выращивания саженцев.

Тем не менее, эксперты отрасли сомневаются, что места разорившихся компаний будут заняты новыми игроками в обозримой перспективе. Вероятен другой исход – они и вовсе останутся пустыми. При этом идею строительства ЦБК, на которую власти делают ставку, эксперты называют эфемерной и опасной из-за отсутствия достаточных объемов сырья для проекта и высоких экологических рисков.

spot_img
spot_img

Новости

spot_img

Читайте также:

- Advertisement -spot_img