spot_img

Предприятия ЛПК: альтернативные поставщики тепла и энергии

текст: Лариса Южанинова, фото: KOHLBACH Energieanlagen GmbH

Выставки

Деревообрабатывающие и лесоперерабатывающие компании многих стран давно перешли из статуса потребителей тепла и энергии в производителей и поставщиков, используя новые технологические решения и оборудование. В России тоже так будет. Вероятно, уже в ближайшие годы.

Ставка на местное биотопливо, распределенная генерация, возобновляемые источники становятся главными трендами развития тепловой энергетики в мире. Страны Евросоюза в рамках новых трендов активно наращивают генерацию тепла и энергии из различных отходов. В России в феврале 2021 года также заявили о новом курсе в рамках принятой новой Стратегии развития лесного комплекса.

Постепенно в России меняется отношение к древесным отходам. По оценке Сергея Передерия из кампании EKO Holz und Pellethandel GmbH, в стране не используются более 65 млн тонн порубочных остатков, лесопильных отходов и низкосортной древесины.

Меняться ситуация стала сравнительно недавно. Пример крупных европейских лесоперерабатывающих компаний с их безотходными технологиями производства, введение новых правил утилизации отходов и появление оборудования для переработки убедили: древесные отходы можно обратить в доходы. И это может стать новым направлением в развитии «малой» теплоэнергетики России, снижением уровня общей импортозависимости и повышением доходности для лесоперерабатывающих предприятий.

Есть варианты

Газ, как известно, до многих сельских регионов страны так и не добрался. А именно там – в сельской местности – работают все лесозаготовители и многие лесопереработчики. Надеяться на светлое и теплое газовое завтра сельским регионам, очевидно, не стоит.

Если газа в населенных пунктах и на производстве нет, то приходится искать другой доступный источник топлива. Часть лесопереработчиков не стала заморачиваться поиском своих собственных решений и вслед за западными компаниями начала выпускать пеллеты и закупать котлы для их сжигания. Другая – делает ставку на более дешевое и практичное решение – использование для выработки тепла деревоотходов без дополнительной переработки.

Другой взгляд

В российских регионах уже накоплен собственный опыт современного децентрализованного теплоснабжения. Первыми в России это сделали крупные лесозаготовительные и деревообрабатывающие компании. Так, Segezha Group оборудовала котлами на щепе Лесосибирский ЛДК №1 (Красноярский край), Сегежский ЦБК и другие предприятия. В Республике Удмуртия в ТПК «Восток-ресурс» установили одну из самых больших биокотельных установок в России производства австрийской компании KOHLBACH Energieanlagen GmbH, работающую на сырых кородревесных отходах. Иногда крупные лесопереработчики любезно отапливают и часть сельской инфраструктуры.

Мощные отопительные установки на отходах, как правило, производятся за пределами России и выпускаются для крупных предприятий. Коммунальщики, которые вслед за лесопереработчиками начали закупать мощные установки, иногда попадали впросак. Особенно, когда не просчитали заранее потребности в щепе. После праздничного пуска одну новую мощную котельную в Сибири пришлось законсервировать и «забыть» про десятки потраченных миллионов.

История с законсервированной сибирской котельной, как и другие похожие, показали, что для российских условий нужен другой класс оборудования. Или точнее – другой подход к созданию оборудования, работающего на отходах лесопереработки. Прежде всего, такие котлы должны быть «всеядными», способными работать на опилках, горбыле, сучках, дровах, соломе. Такие отопительные установки разработали и начали производить российские компании. Для холдинга «Уралкотел» тесты «всеядного» котла завершились в 2006 году регистрацией патента «Способ сжигания твердого топлива в плотном слое» № 2267700. А затем холдинг запустил производство котлов, работающих на любых видах древесных отходов, а также соломе и угле.

Леонид Бычков, руководитель холдинга «Уралкотел»:

– Создавая свои котлы, мы четко представляем – кто и в каких условиях их будет эксплуатировать. Поэтому сконструировали топку, в которую без переделки оборудования можно загружать и опил, и горбыль, и шестиметровые бревна, и соломенные тюки. На средних и небольших лесоперерабатывающих предприятиях отходов одного вида (коры или щепы) недостаточно для работы котельной. Ездить и закупать кору или щепу по другим территориям – нерационально. А вот совокупно всех видов деревоотходов (даже на небольшом лесоперерабатывающем предприятии) достаточно для работы котла мощностью до 1 мВт. Такой котел обеспечит сушку древесины или обогрев производственных зданий площадью примерно до 10 000 м2.

Новый подход к созданию котлов на деревоотходах ломает многие привычные стереотипы. Например, представление о том, что для котельной нужно строить отдельное здание.

Антон Силкин, производитель работ в компании «Техкомплект»:

– Когда мы первый раз монтировали котел на улице, без всякой крыши, без всякого здания, на нас смотрели с недоверием. У большинства в головах стереотип: котельная – это здание, внутри которого стоит котел. А тут котел устанавливают не в здании, а рядом с ним. С пониманием относились только в Ханты-Мансийске и других северных регионах, которые уже были знакомы с мобильными котельными установками. А в центральной России поначалу котельная вне помещения вызывала шок. Но все, у кого мы монтировали такие котлы, быстро поняли, что размещение на улице не просто возможно, а еще дает новые преимущества.

Бауди Дудаев, директор лесозаготовительной базы в Северке, Свердловская область:

– У нас была угольная котельная для сушки древесины и отапливания производственных цехов (6 тысяч кв. м.). В год уходило порядка 3 000 тонн угля. Потом поставили два котла на деревоотходах мощностью по 2 мВт и теперь сжигаем в них все свои отходы. Первый плюс – то, что с утилизацией отходов теперь проблем нет. Второй – загрузку легко механизировать. Наш котел установлен в приямке, крышка практически на уровне грунта. Обычной лебедкой забрасываем горбыль, обрезки и некондицию. А опил – трактором с ковшом. Можно при необходимости и «фишку» на лесовозе использовать для загрузки.

Илья Кульпин, инженер компании «Энергосервис»:

– В области зимой, особенно в феврале, из-за метелей, снега часто возникают обрывы проводов, и на два–три дня мы остаемся без электричества. В этом году мы протестировали свою схему работы в условиях ЧП.

Дрова и деревоотходы могут гореть и без поддува, на естественной тяге. Поэтому, когда вентиляторы остановились из-за отсутствия электричества, горение в котле продолжалось. Мы заранее купили мотопомпу на бензине, чтобы обеспечить циркуляцию воды в системе отопления без стационарного насоса. Конечно, выдерживать строго температуру в заданных нормативах котельная не могла. Но главное – котлы работали, тепло в дома подавалось, и мы спокойно топились до восстановления подачи электричества.

Стратегия и новые перспективы

2021 год может стать рубежным в отношении к деревоотходам. Они перестанут быть никому не нужным «бросовым материалом» и перейдут в высшую лигу современного биотоплива. Правительство России утвердило новую Стратегию развития лесного комплекса, которая предусматривает развитие углубленной лесопереработки и развитие альтернативной энергетики за счет использования отходов лесной промышленности. Как отметила в своем выступлении вице-премьер Виктория Абрамченко: «В отдаленных регионах это будет способствовать переводу муниципальных котельных с мазута и угля на альтернативные древесные виды биотоплива».

На региональном уровне уже начались реальные шаги в этом направлении. Так, в Красноярском крае планируется постепенно заменить действующие муниципальные котельные на новые теплоисточники с возможностью работы на биотопливе и уменьшить количество отходов лесопиления. В течение 2021 года заменят 45 объектов, которые работают на электричестве, а затем угольные котельные переведут на местные виды биотоплива.

spot_img
spot_img

Новости

spot_img

Читайте также:

- Advertisement -spot_img