spot_img

Мусорные свалки – непредвиденные расходы в аренде лесного фонда

текст и фото: Елена Сидякина

Выставки

Причины роста цен на пиломатериалы – один из ключевых вопросов, волнующий сегодня россиян. Очевидно, что значительное подорожание материалов – это не злой замысел лесных предприятий, а совокупность множества факторов. Инфляция, внедрение новых государственных регламентов и задач, например, обновление системы учета древесины, влекут для предприятий дополнительные расходы. Все это объяснимо отражается на росте себестоимости продукции деревопереработки. Однако есть и другие причины, которые не учитываются при планировании лесных бюджетов, но также влияют на рост цен. Об одной из них, о мусоре в лесу, рассказывает пресс-секретарь крупного лесопромышленного комплекса «Краслесинвест» Елена Сидякина. Личный опыт и взгляд изнутри на скрытую проблему – в материале.

Приятного оказалось мало

С прошлого года управление лесообеспечения «Краслесинвеста» положило начало традиции по уборке мусора на лесной дороге направления Богучаны – Байкит. Приглашали волонтеров, в том числе и меня. Я, предвкушая общественно полезное мероприятие в хорошей компании, таким событием была воодушевлена.

Однако настроение мое радикально поменялось, как только мы приехали на первую стоянку возле моста через реку Иркинеева, в 130 км от Богучан. Вид из машины был более-менее, но, подойдя ближе к обочинам, мы ужаснулись – сколько же там мусора! Бутылки, банки, детали от машин, колеса. Кто-то умудряется привезти за сотни километров и домашний мусор, детские коляски… и выбросить все это в лес. А вот желающих в буквальном смысле слова выдирать из болота и травы мусор – и делать это под атакой полчищ мошки и ос – гораздо меньше, чем его туда бросать.

Мы убрали мусор на этой стоянке, оборудовали место отдыха, поставили бочки, развесили плакаты с антимусорными призывами. Затем поехали на ручей Мадащен и еще на несколько стоянок. Собрали и вывезли 10 кубометров мусора. Камаз под завязку! В этом году снова планируем поездку, очистим, что сможем. Но все равно, за мусором, который размножается с невероятной скоростью, мы не успеваем. Это мусор тех, кто занимается лесозаготовкой и проезжает по нашей арендной базе, кто едет в свои деревни, а зимой – на зимник до Ошарово и Куюмбы. Оставленный здесь хлам хоть как-то можно связать с лесозаготовительной деятельностью. А вот уборка свалок бытовых отходов рядом с поселками не увязывается с ней совсем.

Сорят одни – убирают другие

Когда предприятие получает в аренду лесной фонд, никто, конечно, не проверяет есть ли на этой территории мусор или нет. Ведь это тысячи гектаров, а у кого-то и сотни тысяч. Обойти и просмотреть такие территории невозможно. А оказывается, стоило бы это сделать. История с большой свалкой у поселка Беляки тому доказательство.
Поселок и леспромхоз образовывался в 60-е годы 20-го века, то есть свалке уже лет 60. Те, кто дал ей начало, скорее всего, уже уехали, а вот заложенные «традиции» остались. И уже сегодняшние жители по старой памяти валят в это место мусор.
Свалка оказалась в арендной базе «Краслесинвеста». Да, жителей можно понять. Они не в состоянии увозить свой мусор на полигон: ближайший из них находится на расстоянии более 200 км в сторону Кодинска. Ехать нужно по грунтовой разбитой дороге – и другого варианта нет.

Мы жителей понимаем, а кто поймет предприятие, которое должно ликвидировать свалку, при этом не имея к ней отношения? На сегодня компания не ведет там лесозаготовку, а потому на этой территории просто не может быть ее мусора. Суд же решает возложить уборку бытовых свалок в лесу на арендаторов-лесозаготовителей. Возможно, это и справедливо, когда свалка зарождается с начала аренды. А когда раньше на десятки лет?

Экспертная оценка стоимости таких работ составляет 20 млн рублей на 1 гектар. Ощутимая для бюджета предприятия сумма. Стоит ли потом удивляться, почему так растет себестоимость пиломатериала и его конечная цена. И по таким причинам, к сожалению, тоже.

Перезревший вопрос

В судебной практике этот вопрос решают неоднозначно. Иногда убрать свалку обязывают арендатора лесного участка, иногда, если нет лица, которое использует участок, эту обязанность возлагают на региональные органы в сфере лесных отношений или на территориальные органы Росимущества.

Анастасия Филиппова, РОО «Новый экологический проект», говорит по этому поводу: «В настоящее время правоприменительная практика такова, что ответственность за охрану лесов от загрязнения целиком возложена на арендатора лесного участка. Если участок не в аренде – на орган исполнительной власти региона. С учетом вывода Конституционного суда и в условиях дефицита бюджетов властям, безусловно, проще переложить ответственность за чистоту леса на арендатора».

Вопрос очень серьезно назрел – таких свалок по стране сотни! Аудитор Счетной палаты Сергей Мамедов сообщил, что площадь свалок в лесах достигла 4 млн гектаров, что сопоставимо с размерами Швейцарии.

В июле в Совете Федерации обсудили тему очистки лесов от свалок мусора. Инициатором выступил Комитет по аграрно-продовольственной политике и природопользованию под председательством Алексея Майорова. Начали с вопроса как убрать свалки, и кто это будет делать. «Ликвидировать несанкционированные свалки за счет «лесных» денег нецелесообразно по той простой причине, что нельзя делать крайними лесников. Мы работаем над тем, чтобы увеличить финансирование переданных им полномочий, а если еще и ликвидация свалок будет за счет этих субвенций, тогда станет совсем грустно», – заявил Сергей Аноприенко, замминистра природных ресурсов РФ.

С ним нельзя не согласиться. Проблему свалок в лесах надо решать поправками не в Лесной кодекс, а в закон «Об отходах производства и потребления».

Опасный класс

В лесу находится не только бытовой мусор. Помимо образования стихийных свалок, в лесах складируют отходы различных классов опасности. Хорошо, арендатор уберет, а кто должен эти территории рекультивировать? И на этот вопрос также нет законодательного ответа.

Павел Моисеев, экологический правовой центр «Беллона»: «Ликвидация несанкционированных свалок не может сводиться только к очистке лесных участков от мусора. Она предполагает, помимо этого, транспортировку коммунальных отходов, их обработку, утилизацию, обезвреживание, захоронение. А это та сфера, которая законодательно, пусть и рамочным образом, закреплена и за муниципальными образованиями. Поэтому проблема не в том, что органы местного самоуправления заставляют заниматься государственным делом без наделения их государственными полномочиями, а в том, что естественная сфера ответственности именно муниципальных образований четко за ними не закреплена нормативно и не подкреплена необходимыми источниками финансирования».

Чтобы сдвинуть этот вопрос с мертвой точки, надо решать проблему системно. В идеале мусор в принципе не должен оказываться в лесу. И здесь нужны уже совсем другие рычаги – государственные, а не местные.

На реализацию таких задач направлен национальный проект «Экология», включающий в себя в том числе федеральные проекты «Чистая страна», «Сохранение лесов».

Кажется, вроде все просто. Есть нацпроект, есть средства. Отправляйте их в регионы – и они уберут свалки. Но для этого нужны мощности, нужны полномочия. Даже если операторы знают, где находится мусор – на данный момент они не могут, не имеют права пойти за ним в лес.

Подводя итоги совещания, Алексей Майоров подчеркнул, что необходимо внести изменения в законодательство, повысив уровень ответственности причинителей вреда, выявить места и объемы загрязнения, определить порядок выполнения работ по их ликвации, а также источники и объемы финансирования. Очевидно, что на этот законодательный процесс потребуется немало времени.

Площадь свалок в лесах достигла 4 млн гектаров, что сопоставимо с размерами Швейцарии. Экспертная оценка стоимости работ по очистке свалок составляет 20 млн рублей на 1 гектар

 

 

 

 

Действовать нельзя ждать

Что же могут сделать арендаторы уже сейчас, пока нормы еще не разработаны. Меры слабоватые, но все-таки.

Во-первых, если это возможно, обследовать леса рядом с поселками еще до принятия лесфонда в аренду. И заранее писать о свалке в прокуратуру. После подписания договора аренды, проверять, чей это мусор и сколько ему лет никто не будет.
В отношениях с поселками, а их развивают все арендаторы, остро поднимать вопрос о мусоре, не спускать это на тормозах. Поселки обращаются с разными просьбами о помощи: выровнять грейдером дороги, привезти дрова или пиломатериал на ремонт учреждений и т.д. А давайте в ответ вы уберете свой мусор и не будете его накапливать. Это и с точки противопожарной безопасности важно.

Попробовать сработать с полицией на предмет штрафов тех, кто мусор выбрасывает, особенно, если это отходы от предпринимательской деятельности. Если возможно – ставить фотоловушки.

Вот только после уборки свалки нет никакой гарантии, что она не появится снова. Может лесозаготовителям открывать учебные курсы по мусорной грамотности и культуре? Создавать отряды по отслеживанию нарушителей? А когда заниматься тем, для чего создавалось предприятие?

Будем ждать решения вопроса на государственном уровне. А пока собираем волонтеров, надеваем перчатки – и все в наших руках.

spot_img
spot_img
spot_img

Читайте также:

spot_img