Сушильные камеры Muhlbock-Vanicek: воплощая идеи будущего

текст: Наталья Повольнова, фото: Евгения Есипова, пресс-служба компании Muhlbock-Vanicek

147

Австрийская компания Muhlbock-Vanicek – один из старейших производителей и поставщиков сушильного оборудования для древесины. Несмотря на почти 70-летнюю практику в разработке и изготовлении камер, главная ставка компании – на инновации и научные исследования.

Доктор физических наук Теодор Ваничек – директор по продажам Muhlbock-Vanicek в России и странах СНГ. Начиная с 2002 года компания Vanicek вошла в состав компании Muhlbock – производство сушильных камер стало работать под брендом Muhlbock-Vanicek. На счету компании – множество патентов: научными изысканиями занимается отдел развития, в штате которого работает 10 человек. Теодор Ваничек уверен, будущее сушильных камер – за новыми решениями, уменьшающими потребление тепла и электроэнергии.

Теодор, часто можно услышать мнение, что в сушке древесины уже давно нельзя придумать ничего нового: калорифер, вентилятор – и на этом все. Разделяете ли вы этот взгляд?

Абсолютно не согласен с этим мнением. Вернемся на 10–15 лет назад: уже тогда мы начали говорить о том, что одну из главных ролей в сушке древесины будет играть экономия электроэнергии. На тот момент электро­энергия в России была крайне дешевой – никто даже не вел речи о частотных преобразователях. На сегодня ситуация изменилась: частотная регулировка работы – уже не просто опция, а насущная необходимость.

Другой пример – потеря тепловой энергии, а в конечном счете – денег. В Европе большинство деревообрабатывающих предприятий уже отказалось от сушильного оборудования без рекуперации тепла. В России же в необходимость этого все еще верят не все.

Теодор Ваничек, доктор физических наук, директор по продажам Muhlbock-Vanicek в России и странах СНГ

 Вы работали на рынках Азии и Европы. Насколько сильно и в чем именно отличается подход России к развитию лесной промышленности?

Одна из отличительных особенностей – строительство огромных лесоперерабатывающих производств, мощность которых по входному сырью составляет от миллиона до двух миллионов кубометров древесины в год. Заложенная еще в социалистические времена традиция актуальна и по сей день. Однако, на мой взгляд, будущее ЛПК не за этим. Будущее за средними и небольшими предприя­тиями, перерабатывающими от 50 до 150 тысяч кубометров древесины в год. Такие предприятия находятся недалеко от сырьевой базы, имеют небольшое плечо вывозки, а живущие в той местности люди нуждаются в рабочих местах. Вся проблема в том, что таким предприятиям уделяется меньше всего внимания и необходимой для их успешного развития и дея­тельности финансовой поддержки.

Другой момент, на который хочу обратить внимание – работа с отходами деревопереработки: щепой, корой и опилками. На сегодня Россия переживает бум пеллетного производства – и все производители ищут рынки сбыта в Азии и Европе. Но это биотопливо можно и нужно использовать здесь, в России: есть прекрасные производители недорогого котельного оборудования, которое работает на пеллетах. Более того, обогрев небольших поселков можно было бы полностью перевести на биотопливо.

Следующий важный штрих – вывоз из России круглого леса, который продолжается несмотря на разговоры о запретительных мерах. Уверен, страна с таким огромным запасом леса должна сама перерабатывать древесину – тогда вся добавленная стоимость будет оставаться в России. Это создаст новые рабочие места, вольет дополнительные ресурсы в экономику. И в качестве резюме: в России огромные запасы древесины, но она слишком мало пользуется этими запасами.

Ваш опыт работы в других странах говорит, что лесозаготовка и лесопереработка не обязательно должны быть уделом крупного бизнеса?

В Европе достаточно много средних успешно работающих предприятий. Да, чем крупнее предприя­тие, тем привлекательнее выглядит экономика его работы, в том числе для инвестора. Однако средние по размеру предприятия одновременно решают и другие задачи, к примеру, обеспечивают занятость населения. Не секрет, что отток населения из сельской местности – проблема для России, а основная причина этой тенденции – отсутствие работы.

Вернемся к теме сушильных камер. Расскажите о новых разработках компании Muhlbock-Vanicek?

Остановлюсь на двух новинках. Первая – это ленточные сушильные установки, потребляющие на 50–60% меньше тепловой энергии. Такие показатели обеспечивает, в том числе система рекуперации тепла. Второе – новый подход к технологии канальной сушки. За счет прорыва в технологиях от 10 до 30% уменьшен срок сушки, а также расход электроэнергии и тепла.

Подобные новации – заслуга отдела развития, который постоянно разрабатывает новые решения как в конструктиве камер, так и в автоматике. К слову, собственная автоматика – одна из отличительных особенностей Muhlbock-Vanicek. Новинки уже внедрены в Европе, сейчас работаем над их внедрением на российский рынок.

Ленточные сушильные установки потребляют на 50–60% меньше тепловой энергии

Готов ли российский клиент платить за возможность сократить издержки и улучшить производственный результат?

В Европе вопрос цены даже не встает – потому что и тепло, и электро­энергия стоят немалых денег. Образ мышления в России немного другой. Именно европейский клиент, которому, с одной стороны, надо соблюсти производственные задачи, а с другой – уложиться в рамки расходов на тепло и электричество, заставил нас вернуться к теме канальной сушки.

Важный момент, большинство производителей заявляет об универсальности своих камер. Однако, если углубляться в детали, универсальных камер нет: одна будет оптимальна для одной породы дерева, другая – для сушки до определенной влажности. Оборудование Muhlbock-Vanicek разбито на классы мощности. Это не говорит о том, что клиент сможет сушить в нем только одну породу дерева и только до определенной влажности. Но у любого клиента есть какая-то основная задача – именно исходя из нее и подбирается сушильная камера. Плюс обязательное обучение персонала с фокусом на технологии сушки древесины, чтобы клиент «выжимал» из оборудования все, что оно может ему дать.

Теодор, по вашим оценкам, куда направление сушки древесины придет завтра?

Уверен, что будущее сушки древесины – это уменьшение потребления тепла и энергии. Также мы неизбежно придем к разделению сушки на какие-то классы – уйдем от универсального подхода и при выборе оборудования будем отталкиваться от задач и потребностей.

Журнал «ЛПК Сибири» №4 / 2018

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!