Древесные отходы – в тепловую энергию

текст: Геннадий Миронов, фото: Геннадий Миронов

106
Горы опилок быстро становятся проблемой лесопилки

«Пути решения проблем обращения и переработки отходов производства деревопереработки и лесопиления» – такой была тема  круглого стола, организованного  министерством экологии и рационального природопользования края, ООО «СибЦентрКомплект» и АНО Социально-адаптационным эколого-просветительским центром (САЭП) «Жива».

Модератор круглого стола, научный консультант САЭП Центр «Жива» профессор Марина  Неустроева напомнила, что Красноярский край обладает огромными запасами лесных ресурсов, темпы роста заготовки и переработки древесины год от года растут, набирают мощности приоритетные инвестиционные  проекты в области лесопользования с полным циклом использования древесного сырья. В то же время с не меньшими темпами растут объемы произведенных отходов. Если оставить за скобками ту часть дерева, что остается в лесу как неиспользуемые остатки лесозаготовительного процесса (сучья, ветви, отрезки и обломки стволов, дровяная древесина), на долю которых приходится до трети древесной биомассы, то отходы вторичной переработки стволовой древесины можно весьма условно разделить на три группы.

Такие вредные опилки

Первая группа – горбыль, хвосты, подгорбыльные доски. Вторая –  обрезки, оторцовки, остатки фанерных кряжей и различных заготовок. Третья группа – отходы плитных и фанерных производств в виде шпона, стружечных и волокнистых плит. Все это считается кусковыми отходами, вполне пригодными для дальнейшей переработки, по крайней мере – на производство технологической и топливной щепы. Однако есть и четвертая группа, так называемых сыпучих отходов в виде мелкой стружки, опилок, измельченной коры  и древесной пыли. Вот они-то и являются источником многих проб­лем не только для лесопромышленников, но и для всех нас, жителей таежного края.

Самым неудобным для лесообработчиков видом отходов безусловно являются опилки. Во-первых, их образуется очень много в процессе производства и обработки пиломатериалов. Так, при распиловке одного кубометра бревен в опилки превращается более 12–15 процентов древесины, а если плотные кубометры перевести в насыпные, то фактический объем рыхлой массы увеличивается почти в три раза. То есть за одну смену работы обычной пилорамы, переработавшей хотя бы 50 кубометров пиловочника,  за стеной цеха вырастает гора отходов более 15 кубов, на пару рейсов самосвала. И избавляться от них надо тут же, иначе через месяц-другой ваша лесопилка просто потонет в кучах пахучих опилок, которые к тому же начинают естественным образом нагреваться.

И немудрено, что каждый предприниматель ищет способы как-то избавиться от них. Везут на разрешенные и стихийные мусорные свалки, заполняют ими любые овраги и ложбинки в окрестностях сел, поселков и городов. А вскоре обнаруживается, что опилки не так уж и безобидны, как кажется на первый взгляд. Это особенно убедительно доказывают стихийные бедствия последних лет, когда многолетние залежи древесных отходов вдруг превращались в очаги крупных пожаров, перекидывающихся на поселки и даже города. И после каждого из таких пожаров вновь начинаются горячие диспуты: что же делать?

Топливные гранулы – пеллеты

Есть несколько направлений. Например, производить опилкобетон. Пробовали – дорого, хлопотно, да и нет спроса на него. В органические удобрения пытались перерабатывать. Тоже можно, но в массовое производство не годится. Так постоянно откладываемый «на потом» вопрос переработки отходов лесопиления превратился в серьезную проблему, не терпящую отлагательства.

О подходах к ее решению как раз и говорили на круглом столе. Так, заместитель министра экологии и рационального природопользования Красноярского края Игорь Варфоломеев  зачитал солидный список в основном запретительных и карательных законов, инструкций и других положений в сфере обращения твердых отходов. Ясно, что каждое предприятие и его руководитель живут и действуют под дамокловым мечом штрафов и угроз закрытия производства. И все равно, незаконные свалки растут числом и ввысь, и в ширину, бесконтрольный вывоз опилок  с территорий предприятий продолжается. У большинства предпринимателей иного выхода, кроме как работать с нарушением законов или махнуть рукой на свой горе-бизнес, просто нет.

Сектор – частный, а вредный дым – общий

Между тем выход всегда находится, если обернуть вред в пользу, направить заложенную в древесине  энергию солнца в полезное русло. Для этого надо лишь представить горы опилок не досадным обременением к лесопильному производству, а бесплатным сырьем для весьма востребованного и  вполне прибыльного бизнеса – выпуска экологически чистого возобновляемого топлива, одного из направлений так называемой «зеленой энергетики». Крупные предприятия, такие как ООО «ДОК «Енисей», ЗАО «Новоенисейский ЛХК», ООО «СиблесПроект» уже освоили технологию производство топливных гранул, пеллет, и довольно успешно поставляют их за рубеж. На подходе пуск пеллетного цеха в АО «Краслесинвест» в Богучанском районе. Однако  пеллеты по плечу пока лишь крупным предприятиям, имеющим возможность выхода своей продукции на европейские рынки, где экологически чистое топливо в приоритете,  местные муниципалитеты финансово подталкивают частные домовладения обогревать свои жилища не ископаемыми видами топлива, а альтернативными, возобновляемыми, источниками энергии, к которым принадлежит древесина.

Между тем уже доказано, что малому бизнесу под силу более доступные направления, в частности, производство топливных брикетов, что-то вроде дров, но из спрессованных высушенных опилок.   Владимир Савенков, директор ООО «СибЦентр­Комплект», рассказал, что его цех в поселке Арийск Емельяновского района перерабатывает в неделю по 120 кубов опилок и производит из них 12 тонн топливных брикетов. И он готов увеличить свою мощность в 50 раз, готов обеспечить дровами из опилок весь край. Но ему уже не хватает сырья, отходов собственного лесопильного производства, предприниматель готов принять опилки от любого предприятия.

Правда, возникает резонный вопрос: а найдется ли у нас в крае покупатель на экологически чистое топливо? Пока большинство домовладельцев предпочитает долгими сибирскими зимами топить свои печи низкокачественным бурым углем, заведомо зная, что 40 процентов его уйдет в шлак, сажу, выбросы серы и углекислоты. Но зато дешевле.

Заместитель главы города Красноярска – руководитель департамента экономической политики и инвестиционного развития Вячеслав Полищук  подтвердил, что в краевом цент­ре насчитывается 13 тысяч частных домов и малых котельных, в  которые сжигается  по 70 тысяч тонн бурого угля. Нетрудно подсчитать, что 30 тысяч тонн из этой массы сперва покроют небо над городом серой пеленой летучих выбросов, а потом, опустившись на землю, устелят  дворы и  улицы толстым слоем сажи. А  десятки тысяч тонн угольного шлака из печек и мини-котельных лягут мертвым грузом уже на городских полигонах твердых бытовых отходов. Насколько можно было понять, в мэрии готовы поддерживать переход на более экологичные источники тепловой энергии. То есть потенциальный потребитель тех же топливных брикетов или гранул в принципе определен.

Осталось одно – связать лесопильщиков, утопающих в отходах, производителей экологически чистого топлива из них же, потребителей их продукции и органы власти, кто кнутом, а кто пряником стимулирующих решение этой проблемы.

В своей резолюции участники круглого стола подчеркнули, что  на сегодняшний день возникла уникальная ситуация для развития отрасли вторичной переработки отходов производства деревопереработки и лесопиления и включение ее в приоритетные отрасли,  учитывая ее  ресурсосберегающую, социально-экономическую и экологическую значимость для края.

Журнал «ЛПК Сибири» №2 / 2018

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!