Угледобыча угрожает лесам Кузбасса

308

Площадь кузбасских лесов составляет свыше 5 млн гектаров, что составляет 60,4% площади региона. Внутри региона лесные территории размещены неравномерно. В северной части Кемеровской области лесов значительно больше, чем в южной: в Междуреченском районе тайгой занято порядка 80% территории, а в Таштагольском и того больше – почти 95%. Меньше всего лесов в Ленинске-Кузнецком районе – менее 9%.

Главной угрозой для лесов Кемеровской области сегодня является угледобыча. Для промышленных целей вырубаются огромные площади лесов и тайги. Например, когда вырыли угольные карьеры близ Костенково и Апанаса, все вокруг начало засыхать, потому что подземные воды сбегают в карьер. С шахтами ситуация схожая. Росли в районе Осинников и Калтана могучие сосны, а после строительства шахт и разрезов деревья погибли. Восстановить растительность не удается – молодые саженцы сосны не могут расти без влаги. И что самое страшное, что даже после закрытия угольных разрезов, воссоздания прежнего ландшафта не происходит.

При этом многие компании начинают заниматься вырубкой леса задолго до согласования соответствующей проектной документации. Один из таких примеров произошел на территории Новокузнецкого района. На лесных участках, предоставленных ООО «Сибуголь» департаментом лесного комплекса Кемеровской области на праве аренды, незаконно вырубили 94 кубометра берез и 24 кубометра осин. Размер вреда, причиненного лесному фонду, составил 572 тыс. рублей. Новокузнецкий межрайонный природоохранный прокурор направил материалы проверки в отдел МВД России по Новокузнецкому району для решения вопроса об уголовном преследовании по ч. 3 ст. 260 УК РФ (незаконная рубка лесных насаждений в особо крупном размере).

Перегиб в сторону угольных компаний очевиден. Эксперты ОНФ в Кузбассе пытаются повлиять на ситуацию и формируют предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы о недрах. Последнее обсуждение этих поправок проходило в Новокузнецком районе, где активизировали свою деятельность угольные предприятия, а разрезы вплотную подступили к населенным пунктам.

Общественники настаивают на том, чтобы при выделении участков под угледобычу информация о флоре и фауне учитывалась на этапе проведения геологического изучения недр и разведки месторождений полезных ископаемых. По мнению активистов ОНФ, данные сведения также должны указываться и на карте-схеме района проведения геологоразведочных работ. Вся эта информация должна учитываться при установлении границ участков недр, а никак не после. Пора выводить из тени и наносить на карту угледобычи леса, тайгу и населенные пункты. Иначе скоро мы придем к тому, что графически отсутствующие объекты превратятся в фактически отсутствующие, а карта недр будет отражать реальную ситуацию в области, где нет ни тайги, ни деревень.