Алексей Желнеев: Эффективное взаимодействие лесопользователей с коренными малочисленными народами может улучшить экономику территорий

текст: Наталья Шварц, фото: пресс-служба Национальной ассоциации лесопромышленников «Русский лес», rambler.ru, depositphotos.com, atr.tynda.ru

139

«Ответственное лесопользование» – ключевое понятие для лесопромышленного комплекса во всем мире. Емкое определение включает множество нюансов. Один из них – взаимодействие с коренными и малочисленными народами: тема особенно актуальная для лесопользователей Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Как законодательство регулирует соблюдение интересов коренного населения территорий и лесопользопользователей и всегда ли нормы закона соотносятся с практикой реальной работы лесозаготовителей – об этом журнал «ЛПК Сибири» поговорил с Президентом Национальной ассоциации лесопромышленников «Русский лес» Алексеем Желнеевым.

Алексей Алексеевич, по вашим оценкам, насколько для ЛПК России актуальна тема, которая на первый взгляд может показаться «узкой» – взаимодействие с коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока по вопросам лесопользования?

Представление об «узости» темы ошибочно – это становится ясно, как только мы обращаемся к объективной статистике. В Российской Федерации численность коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока составляет чуть более 250 тысяч человек. Они проживают в 28 субъектах страны, в том числе ориентировочно чуть более 100 тысяч человек ведут кочевой образ жизни.

Например, на территории Красноярского края проживают представители восьми национальностей: долганы, нганасаны, ненцы, кеты, селькупы, чулымцы, эвенки, энцы. Всего по Красноярскому краю учтено 16 735 представителей коренных малочисленных народов. Наиболее многочисленные из них – долганы (5 810 человек), эвенки (4 372), ненцы (3 633), кеты (957) и нганасаны (807 человек), которые составляют 94% от общего их числа.

И эти почти 17 тысяч человек проживают и ведут хозяйство, в том числе на территории лесного фонда Красноярского края…

Разумеется! Для реализации представителями коренных малочисленных народов РФ, проживающих на территории Красноярского края, прав для ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности федеральное законодательство позволяет коренному населению свободно использовать природные ресурсы, в том числе леса в местах их традиционного проживания. Так, в настоящее время на территории лесного фонда Красноярского края действует 14 договоров аренды лесных участков на площади 7,3 млн га для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства, заключенных с коренными малочисленными народами. В их числе общины Мадра, Верхняя чунка, Кунноир и другие; и 3 договора аренды лесных участков на площади 327 тыс. га для осуществления сельского хозяйства – северного оленеводства, заключенных с коренными малочисленными народами Севера, такими общинами как «БАКА», «Бат» и «Ямбукан».

В контексте общей картины стоит отметить и то, что освоение Севера России – стратегическая задача для государства. Это понимают и представители коренных малочисленных народов. В частности, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации отмечает, что освоение Севера неизбежно и декларирует понимание всей значимости и важности этой задачи. Одновременно Ассоциация делает акцент на то, что освоение Севера должно проводиться грамотно, с учетом экологических требований, специфики и интересов проживающего там населения, с законодательным оформлением вопросов оценки и компенсации ущерба.

Однако ключевой момент – это резюме Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ по вопросу освоения территорий. Вот дословная цитата: «Деятельность добывающих компаний на территориях исконного проживания и хозяйствования коренных малочисленных народов может быть разрушительной, но она же может способствовать сохранению и развитию народов, издревле живущих на суровой северной земле».

Алексей Алексеевич, какая практика взаимодействия с коренными малочисленными народами при природопользовании сложилась на сегодня?

Основополагающий принцип современного международного отношения к коренным малочисленным народам состоит в том, что они имеют право на земли и ресурсы, которыми традиционно владели. Важный нюанс – государства должны применять затрагивающие коренные малочисленные народы законодательные или административные меры только после консультаций и с получением с их стороны полного, предварительного и осознанного согласия. Эти принципы наиболее полно выражены в двух международных документах: Конвенция МОТ №169 «О коренных народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах» (1991 г.).

А если говорить о российских реалиях?

Законодательная база РФ, на первый взгляд, содержит необходимые гарантии сохранения родовых угодий в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Проблема в том, что эти законы создают юридические предпосылки для решения проблемы, но не предлагают конкретные механизмы для лесопользователей.

Например, основополагающий федеральный закон о гарантиях прав коренных малочисленных народов в России (речь идет о ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» от 30.04.1999 N 82-ФЗ – Прим. ред.) устанавливает, что органы государственной власти РФ, субъектов РФ и органы местного самоуправления «могут» и «имеют право» защищать интересы, традиции, окружающую природную среду и хозяйственную деятельность коренных малочисленных народов, однако нигде не говорится, что это является их обязанностью.

В законе введено понятие «этнологическая экспертиза» – исследование влияния изменений исконной среды обитания малочисленных народов, но порядок ее проведения и оценки специфического ущерба не определен.

Законом предусмотрено также право на участие коренных малочисленных народов в принятии решений по вопросам защиты исконной среды обитания, традиционного образа жизни и право на возмещение убытков.

Но коренное население не имеет юридических прав собственности на землю, где оно живет, охотится, рыбачит, пасет оленей – в РФ земли лесного фонда, как известно, принадлежат государству, поэтому на практике компании зачастую не считают себя обязанными получать согласие коренного населения на начало работ.

Какими могут и должны быть пути выхода из законодательных коллизий?

Нет конкретных рецептов, как эффективно сочетать развитие экономики с сохранением традиционных культур и образа жизни аборигенов. Самой эффективной мерой взаимодействия считается соглашение между лесопользователями и общинами (семьями) с перечнем взаимных обязательств и прописанная система наказания за их нарушения.

К примеру, Статьей 48 Лесного кодекса РФ предусмотрено, что при использовании лесов в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, должна быть обеспечена защита как исконной среды обитания этих народов, так и их традиционного образа жизни. Возмещение убытков в случае нарушения этих прав обеспечивается в соответствии с вышеупомянутым федеральным законом.

Каковы подходы к определению причиненного в таких случаях ущерба?

Методика исчисления размера убытков, причиненных объединениям коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации утверждена приказом Министерства регионального развития РФ от 09.12.2009 № 565. Данную методику рекомендовано применять в качестве основы для создания инструктивно-методических документов по исчислению размера убытков, утверждаемых органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации с учетом региональных особенностей.

С учетом этого, законом Красноярского края (речь о законе № 7-1215 «Основы правовых гарантий коренных малочисленных народов Севера Красноярского края» от 01.07.2003 – Прим. ред.) утверждена соответствующая методика исчисления размера убытков. Порядок же утверждения нормативно-справочных показателей, необходимых для исчисления убытков, причиненных малочисленным народам в результате хозяйственной и иной деятельности организаций всех форм собственности и физических лиц утвержден постановлением Правительства Красноярского края (речь о постановлении Правительства Красноярского края от 26.02.2013 № 60-п – Прим. ред.)

Если говорить о сфере лесопользования, то для расчета убытков, причиненных малочисленным народам в результате лесозаготовительной деятельности, требуется утверждение нормативно-справочных показателей для данного вида использования лесов.

Не секрет, что законодательные нормы не всегда на 100% соотносятся с практикой реальной работы. По оценкам Национальной ассоциации лесопромышленников «Русский лес» и с учетом опыта работы членов Ассоциации, нуждается ли тема взаимодействия с коренными и малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока по вопросам лесопользования в каких-то дополнительных законодательных инициативах?

Действительно, опыт реальной работы показывает, что на практике не всегда удается достичь конструктивного диалога с представителями коренных народов. Причина весьма тривиальна: отсутствие возможности установить с ними прямой контакт.

На взгляд Ассоциации, выход из этой коллизии есть! Наше предложение – рассмотреть вопрос о том, чтобы у каждой родовой общины был свой законный представитель в регионе присутствия.Ответственное лицо, которое будет представлять интересы конкретного коренного и малочисленного народа при взаимодействии с лесопользователями.

От этого подхода выиграют обе стороны: коренные жители территории получат гарантию, что их закрепленные в законе права будут полностью соблюдены, а лесопользователи смогут в срок и в соответствии с планами вести свою деятельность. В конечном счете это вопрос экономической эффективности не просто отдельного региона, а страны в целом.

Основные цели национальной ассоциации лесопромышленников «Русский лес»:

  • Оказание консультационной, информационной и юридической поддержки для малого и среднего лесного бизнеса в сфере лесопользования;
  • Защита интересов членов Ассоциации в государственных органах власти;
  • Подготовка заключений по законопроектам, проектам постановлений, приказов и прочих правовых документов в сфере лесопользования;
  • Помощь в привлечении инвестиции для развития предприятий лесопромышленного сектора;
  • Поддержка технологических, производственных и сбытовых связей между предприятиями отрасли для повышения эффективности.